Кавказская пленница, или Новые приключения Шурика с русскими субтитрами

Кавказская пленница, или Новые приключения Шурика
(СССР, 1966 г.)
Приключения
Реж.: Леонид Гайдай
В ролях: Александр Демьяненко, Наталья Варлей, Юрий Никулин, Георгий Вицин, Евгений Моргунов, Владимир Этуш, Фрунзик Мкртчян, Руслан Ахметов, Нина Гребешкова, Михаил Глузский

____________________________________________________________

Эту историю рассказал нам Шурик. Он во время каникул собирал фольклор:
Может быть эта история всего лишь легенда…
Но по словам Шурика она действительно произошла в одном из горных районов.
Он не сказал, в каком именно, чтобы не быть несправедливым к другим районам,
где могла произойти точно такая история…
Ну куда ты, ну…
Но… Черт-те…
Будь проклят день, когда я сел за баранку этого пылесоса!
Не отчаивайтесь!
Недаром говорил великий и мудрый Абу-Ахмат-ибн-Бей, первый шофер
этой машины: учти, Эдик…
— Эдик. — Саша.
Учти, Эдик, один аллах ведает, куда девается искра у этого недостойного
выродка в славной семье двигателей внутреннего сгорания.
Да отсохнет его карбюратор во веки веков!

— Простите, пожалуйста.
— Да?
Извините, у меня к Вам большая просьба.

— Пожалуйста. — Можно Вас попросить идти только по шоссе, не сворачивая?

— А это почему? — Да мой осел идет за Вами, как привязанный.

— Осел?
— Ну да.

— Значит это он меня преследовал?
— Он, он!

— А я думала… — Нет, он!

— А Вы здешняя?
— Да, я приехала к тете на каникулы.
А я в командировку. До города далеко?

— Километра два.
— Спасибо.
Вот видите, без Вас ни шагу.

— Год рождения? — 42-й.

— Цель приезда?
— Этнографическая экспедиция.

— Понятно. Нефть ищите?
— Не совсем. Я ищу фольклор.
Я буду у вас записывать старинные сказки, легенды, тосты.
Тосты? Дорогой, тебе исключительно повезло. Я тебе помогу.
Что это?

— Тебе нужен тост.
— Да.
А тост без вина — все равно, что брачная ночь без невесты.

— Нет, я ж не пью.
— А я пью? Что тут пить?
Вы меня не так поняли. Я совершенно не пью. Понимаете?

— Не имею физической возможности.
— Вот по этому поводу — первый тост.

— Тост? Сейчас запишу…
— Потом запишешь. Бери стакан.
Мой прадед говорит: имею желание купить дом, но не имею возможности…
Имею возможность купить козу, но не имею желания.
Так выпьем за то, чтобы наши желания совпадали с нашими возможностями.

— Молодец. — Так.
— Слушай другой тост. — Так…

— Я сейчас приду.
— Ничего, я пока подышу.
Подышу воздухом, а то все кабинет, кабинет, кабинет…

— Ты где пропадаешь?
— А в чем дело?

— Моя племянница.
— Очень приятно. — Нина.

— Студентка. Учится в педагогическом институте.

— Будет готовить нашу смену, да?
— Отличница, комсомолка, спортсменка.

— Спортсменка?
— Дядя про меня все знает.
Отличница и комсомолка — это как раз то, что нам нужно?
А что вам нужно?

— У меня к вам есть неожиданный вопрос. — Пожалуйста.

— Вы как относитесь к бракосочетанию?
— Ну, вообще-то положительно.
Ей об этом думать еще рано.
Об этом думать никому не рано и никогда не поздно, между прочим, да?
А как Вы относитесь к нашему празднику открытия Дворца бракосочетания?

— Я обязательно приду. — Придете, да?
— Обязательно.
У меня будет к Вам небольшое, но ответственное

поручение. — Какое?

— А вот там посмотрим, да. Ждем Вас. — Ну, хорошо.
И вот когда вся стая полетела зимовать на юг,
одна маленькая птичка сказала: «Лично я полечу прямо на солнце».
Она стала подниматься все выше и выше, но очень скоро обожгла себе крылья
и упала на самое дно ущелья.
Так выпьем за то, чтобы никто из нас, как бы высоко он не летал,
никогда не отрывался бы от коллектива.

— Что, что случилось, дорогой?
— Птичку жалко!
И принцесса от злости повесилась на собственной косе, потому что он
совершенно точно сосчитал сколько зерен в мешке, сколько капель в море,
и сколько звезд на небе. Так выпьем же за кибернетику!
На здоровье!
На здоровье!
Дорогие друзья! Сегодня у нас радостный,
светлый, солнечный праздник.
Через несколько секунд эти серебряные ножницы разрежут эту шелковую ленту
и откроют всем молодоженам нашего района прямую дорогу
вперед к светлому будущему, понимаете,
к счастью, любви и согласию, понимаете,
посредством нашего Дворца бракосочетания.
Честь открытия Дворца
мы предоставляем прекрасной женщине, девушке, которая
олицетворяет собой новую судьбу женщины гор, понимаете ли.
Это — студентка, комсомолка, спортсменка,
наконец, она просто красавица!
Вот это и есть то маленькое, но ответственное поручение. Прошу Вас.
Как говорит наш замечательный сатирик Аркадий Райкин,
женщина — друг человека.
Минуточку… Будьте добры помедленнее, я записываю.

— Это кто? — Наверное, пресса.
— А, пресса.
Как говорит наш замечательный сатирик Аркадий Райкин,
женщина — друг человека.
Грандиозно! Выпьем за женщину…
Отдай рог, отдай рог, я тебе говорю, это же мой рог.
…и сорвал торжественное открытие Дворца бракосочетания.
Затем на развалинах часовни…
— Простите, часовню тоже я развалил?
Нет, это было до Вас, в 14-м веке.
Все это, конечно, так. Все это верно. Бумага написана правильно. Все хорошо.
Так это с одной стороны, да? Но есть и другая сторона медали.
Нарушитель — это не нарушитель, а крупный научный работник,
человек интеллектуального труда. Приехал к нам в гости, да?
Собирать наши сказки, легенды там, понимаете ли, тосты…

— Тосты?
— Тосты, да.
И не рассчитал своих сил, да?
Мы здесь имеем дело с несчастным случаем на производстве.
У меня есть замечательный тост!
У Вас, товарищ Шурик, неправильное представление о наших местах.
Всем известно, что Кузбасс — это всесоюзная кузница,
Кубань — житница, а Кавказ — это всесоюзная — что? — Здравница!
Нет! Кавказ — это всесоюзная и кузница, и здравница, и житница.
Где ты пропадал? Ночью я вспомнил замечательный тост для тебя.

— Идем скорее.
— Нет, подожди, уважаемый.
Мы поговорим с Шуриком, а ты пока запиши свой тост в 3-х экземплярах
и представь потом в письменном виде.
— Будет сделано!
Я мечтаю записать

какой-нибудь старинный обряд, а участвовать в нем,
ну это было бы совершенно великолепно.
В нашем районе Вы уже не встретите этих дедушкиных обычаев и обрядов.
Может где-нибудь высоко в горах Вы что-нибудь обнаружите для науки.

— Полезем в горы. — Ну, правильно. Это Ваша работа.
Вы приехали записывать сказки, а мы работаем, чтобы сказку сделать былью!
Я тост принес.

— Плохо, да? — Ну… Что себе позволяешь, слушай?
Вы же просили в 3-х экземплярах…
Жить, как говорится, хорошо!

— А хорошо жить — еще лучше!
— Точно!
Как тебе не стыдно. Обижаешь сиротку.
У нее кроме дяди и тети никого нет. 25!

— Неправда. Я высоко ценю твою племянницу, но всему есть предел. 18!
Имей же совесть! Ты же все-таки не козу получаешь, а жену, и какую:
студентка, комсомолка, спортсменка, красавица! И за все это я прошу
25 баранов, даже смешно торговаться.
Аполитично рассуждаешь, честное слово.
Не понимаешь политической ситуации. Жизнь видишь из окна моего автомобиля.
25 баранов! Когда наш район…
не полностью рассчитался с государством по шерсти.
А ты не путай свою личную шерсть с государственной!
Я, товарищ Джабраил, сюда и поставлен, чтобы блюсти государственные интересы.
Садитесь пока.

— В общем так: 20 баранов…
— 25!

— 20. Холодильник «Розен лев»…
— Что?
Финский, хороший, почетная грамота…
— И бесплатная путевка… — В Сибирь!

— Ну, хорошо. — Ну, хорошо.
Значит так. Жених согласен, родственники тоже, а вот невеста…
Плохо мы еще воспитываем нашу молодежь. Очень плохо.
Удивительно несерьезное отношение к браку.
А кто вообще спрашивает невесту? Мешок на голову и фьють!
Да, это верно. Очень правильное решение.
Только я лично к этому не буду иметь никакого отношения
Не беспокойся. Это сделают совершенно посторонние люди.

— Да. И не из нашего района.
— Ну, конечно.
Это же вам не лезгинка, а твист. Показываю все сначала.
Носком правой ноги вы давите окурок, вот так.
Второй окурок вы давите носком левой ноги.
А теперь оба окурка вы давите вместе.
Рыба…

— Продал? — Это мое дело.
Минутку, так, так. Пройдет, пройдет. Правей, ага, вот так, вперед!
Баранов в стойло. Холодильник в дом.
Ты куда?
Иди домой.
Ничего у тебя не выйдет. Украсть такую девушку.
Спортсменку, комсомолку.
Между прочим, в соседнем районе жених украл члена партии.
Ну, Саша, Вы делаете поразительнейшие успехи. — А, это ерунда. — Ерунда?

— Пустяк, страховка.
— Ну что ж, даю задание более сложное.
Так-с, какое?

— Упаковаться в спальный мешок.
— Есть. — И как можно быстрее.

— Подождите. Время. — Да-да-да.
— Приготовились, внимание, начали!
Готово!
А спать Вы стоя будете? Время.
Осторожно!
Держитесь, Шурик. Сейчас я Вас вытяну.
Их двое…

— И этот еще с хвостом.
— С хвостом не в счет.

— Второй лишний. — Свидетель.
— А если…

— Только без

жертв.
— Да, надо подождать.
Правильно, будем ждать. Сдавай.

— А это что такое? Тоже фольклор?
— Нет, это наша студенческая.

— Песня про медведей. — Да?
— Но Вам она не подойдет. — Почему?

— Это студенческий фольклор. Давайте, давайте. — Да?
Ну, хорошо, слушайте.
Где-то на белом свете, Там, где всегда мороз.
Трутся спиной медведи О земную ось.
Мимо плывут столетья, Спят подо льдом моря,
Трутся об ось медведи, Вертится земля.
…вертится быстрей земля.
Крутят они, стараясь, Вертят земную ось,
Чтобы влюбленным раньше Встретиться пришлось.
Чтобы однажды утром Раньше на год иль два
Кто-то сказал кому-то Главные слова.
Вслед за весенним ливнем Раньше придет рассвет
И для двоих счастливых Много, много лет.
Будут сверкать зарницы, Будут ручьи звенеть,
Будет туман клубиться, Белый, как медведь.
Где-то на белом свете, Там, где всегда мороз.
Трутся спиной медведи О земную ось.
Мимо плывут столетья, Спят подо льдом моря,
Трутся об ось медведи, Вертится земля.
…вертится быстрей земля.
Ну, до свидания, Шурик. Вам прямо, а мне на базу.

— Ну, Нина, до свидания.
— До свидания

— Подождите, Нина. — Что, Шурик?
— Разрешите я Вас все-таки провожу.
Вы не оправдали оказанного вам высокого доверия.

— Невозможно работать.
— Вы даете нереальные планы.
Это как его? Волюнтаризм!

— В моем доме — не выражаться!
— А чего я сказал-то?
Ах так? Вот ваш аванс… …мы отказываемся. Берите!

— Ну, берите, берите.
— Подождите минуточку.
Ну, все в порядке. Тот, кто нам мешает, тот нам поможет.

— А, вот это — другое дело.
— На это мы пойдем. — Ну, собирайтесь.

— Иди сюда!
— Иди, придурок!
Чей туфля? Мое, спасибо.
Едем!
Идите. Уже поздно.
Не заблудитесь?
Ну, идите.

— Товарищ Шурик? — Ужинать?
— Нет. Алеша, бутылочку вина.

— Вам исключительно повезло.
— В чем?
Вы хотели посмотреть древний, красивый обычай.
Конечно, я мечтаю об этом.

— Завтра на рассвете.
— Да что Вы говорите?
Вы можете не только посмотреть, Вы можете сами участвовать.

— За это огромное Вам спасибо. А соку не хотите? — Нет.

— А как называется этот обряд?
— Похищение невесты. — Похищение?

— Нет, Вы не думайте, невеста сама мечтает, чтобы ее украли.
Можно пойти в ЗАГС, но до этого, невесту нужно украсть! — Украсть?
О, черт, красивый обычай. Ну, а моя-то какая роль?

— Поймать невесту. Сунуть ее в мешок.
— В мешок? Это что, тоже по обычаю?
Гениально!

— И передать ее кому?
— Влюбленному джигиту. — Нет.

— И передать кунакам влюбленного джигита. — Ах, кунакам?

— Так требует обычай.
— Понятно.

— Кстати, вот и они. Я сейчас познакомлю. — С удовольствием.

— Знакомьтесь.
— Шурик.
Они совершенно не говорят по-русски. Но все понимают.

— Что он говорит?
— Он говорит: приятного аппетита.
Бамбарбия. Кергуду.
Что он сказал?
Он говорит, что если Вы откажитесь — они Вас зарежут.

Шутка.

— Шутка… Я согласен.
— Ну и прекрасно.
Нина будет очень рада.

— Значит невесту зовут Нина?
— Нина. Моя племянница.

— Разве у Нины есть жених?
— Они обожают друг друга.
Я же совсем забыл.
Вы меня извините, я не могу этого сделать. Никак.
Самое главное, Нина просила, чтобы это сделали именно Вы.

— Нина сама просила? — Очень.
Ну что ж, передайте Нине, что я согласен.
Но учтите, обычай требует, чтобы все было натурально.
Никто ничего не знает.
Невеста будет сопротивляться, брыкаться,
даже кусаться, звать милицию,
кричать: «Я буду жаловаться в обком!», —
но Вы не обращайте внимания.
Я понимаю. Не волнуйтесь. Все будет натурально.
Шурик…
Что Вы делаете, Шурик?
Только ничего не надо говорить.
Что с Вами, а?
Я пришел проститься с Вами.

— До свидания, Шурик.
— Прощайте, Нина. Будьте счастливы.
Прощайте, прощайте.
Что грузите?
Невесту украли, товарищ старшина.
Шутник! Будешь жарить шашлык с этого невеста, не забудь пригласить.

— Так это был не обряд? Ее действительно украли. — Да.

— Кто украл? Ах, да… Кто жених?

— У нас иногда узнают об этом на свадьбе. — Свадьбы не будет!
Я ее украл, я ее и верну!
Товарищ Шурик!

— В чем дело? Что случилось?
— Преступление, украли! — Что украли?
Ишака Вашего украли?
— Девушку, Нину. — Нину?

— Я единственный свидетель.
Нет, Вы не свидетель, Вы — похититель, преступник!
Ну я же не знал!
Какой позор, клянусь, честное слово, понимаете ли, на весь район!

— Я же не знал!
— Я лично займусь этим делом.
Этот таинственный жених — подлец ничтожный! Вы не знаете, кто это?

— Очень жаль. Подлец, подлец, аморальный тип, просто аморальный тип!
Большое спасибо за сигнал. На этом отдельном отрицательном примере,
мы мобилизуем общественность, поднимем массы… — Правильно!

— А я пойду в милицию. — Какой милицию, слушай? Арестуют тебя.
Они же формально обязаны Вас посадить — посадят.

— Одно спасение — исчезнуть. Я все сделаю сам. Нина будет спасена.
Этих негодяев мы будем судить показательным судом.
А Вы приедете на процесс действительно, как свидетель.

— Я не имею права злоупотреблять Вашим благородством. — Каким благородством?
Вы рискуете из-за меня. Нину украл я и я должен сам искупить свою вину.
Зачем в милицию? Не надо этих жертв. Прямо к прокурору. Он все поймет.

— Дорогие гости, добро пожаловать.
— Скажи, Марим, прокурор у Вас?
Все у нас, весь город у нас, только вас ждали. Вина дорогим гостям!

— Нет, я не пью. Нам бы прокурора.
— Нельзя отказываться. Кровная обида.
Райбольница? Приезжайте немедленно на улицу Гоголя, 47. Дом Капитанаки.
Да, где именины. С одним из гостей совсем плохо. Немедленно прошу.
Вы понимаете, это очень тяжелая форма заболевания. Надо спасать человека.
На почве алкоголизма у него появляются навязчивые идеи. Украденная невеста.
Он

рвется все время кого-то спасать,
просто помутнение рассудка, честное слово.
Ясно. Делириум тременс. Белая горячка.
Да, белый, горячий, совсем белый.
Через 3 дня поставим на ноги. Нет, торопиться не надо. Это наш гость.
Важно вылечить. Важно вернуть обществу полноценного человека.
Постараемся.
Если б я был султан Я б имел трех жен
И тройной красотой был бы окружен. Но с другой стороны, при таких делах,
Столько бед и забот, Ах, спаси аллах.
Не плохо очень иметь три жены, Но очень плохо с другой стороны.
Все в порядке, можете приезжать.
Как быть нам, султанам, Ясность тут нужна.
Сколько жен в самый раз: Три или одна?
На вопрос, на такой есть ответ простой:
Если б я был султан — был бы холостой.
Не плохо очень совсем без жены, Гораздо лучше с любой стороны.
Ах так! Ну, хорошо. Я объявляю голодовку!
И теперь никто, кроме прокурора, сюда не войдет!
Поберегись!
Типичный делириум тременс. Рвется спасать какую-то украденную девушку,
В общем, он ведет себя так, как предупреждал нас товарищ Саахов.
Сейчас он в состоянии возбуждения и требует, чтобы Вы его приняли.
Требует — примем.
Осторожней.
Диагноз товарища Саахова явно подтверждается.

— Вы сказали Саахов?
— Саахов, Саахов.
Так это он упрятал меня сюда?
Не упрятал, а направил в момент кризиса.

— Острого кризиса.
Так я вам вот что скажу: Саахов и украл эту девушку.
Правильно, украл. И в землю закопал, и надпись написал.
Идите, идите. Мы Вас вылечим. Алкоголики — это наш профиль.
Развяжите меня.

— А Вы будете себя хорошо вести?
— Развяжите.
Я понимаю. Вы все мне не верите.
Могу я видеть прокурора?
— Можете. Где у нас прокурор?
В 6-й палате, где раньше Наполеон был.
Ты можешь не есть, ты можешь не пить, ты можешь молчать,
все равно это тебе не поможет.
Лучший жених района предлагает свою руку и сердце.

— Сервиз. — Что? — До сервиза дошла.
— Большой сервиз?

— 12 персон, 96 предметов.
— Совести у тебя нету.
Ты плюешь на наши обычаи. Что?
Глупо. У тебя же нет другого выхода.
Ты хочешь сказать, что тебя будут искать?
Обратятся к родственникам, а родственник — это я.
А я скажу, она бросила институт, вышла замуж и уехала.
Да не перебивай, когда с тобой разговаривают!
Так: или выйдешь оттуда женой — ах, какого жениха! Или вообще не выйдешь.
Это другое дело. Открой дверь, сейчас ты познакомишься с женихом.

— Шляпу сними. — Что? — Шляпу сними.
Слушай, обидно, клянусь обидно, ничего не сделал, только вошел.

— Молодая еще, капризная.
— Какая капризная, слушай, хулиганка!
Мне теперь из этого дома есть только 2 пути:
или я веду ее в ЗАГС, или она ведет меня к прокурору.

— Не надо. — Сам не хочу.
Ничего. Через день она проголодается, через неделю тосковать будет,
а через месяц умной станет. Ничего, будем ждать. — Будем ждать.
Помните, товарищи. Вы,

наконец, должны оправдать оказанное вам доверие.
А за нее отвечаете головой. Будем стараться, товарищ Джабраил.

— Сообразим на троих?
— Грешно смеяться над больными людьми.
Серьезно, я сбегаю, а?

— Отсюда не убежишь.
— Есть один способ.
Стой, псих!
Что бежишь, как сумасшедший? Где твой ишак?

— Что случилось? Куда торопишься?
— Туда, туда. — Садись, подвезу.

— Куда тебя везти?
— Я тебе все расскажу,
а ты уж сам решишь, куда меня везти.
Только давай поскорее.
— Машина зверь, слушай.
Будь проклят тот день, когда я сел за баранку этого пылесоса!
Пиши с новой строчки.
Обед, — подчеркни, от супа отказалась.
В скобках — суп харчо.
— Харчо…
Три порции шашлыка — выбросила в пропасть. — В пропасть.
Разбила 2 бутылки вина.

— Три. — Пиши три. — Три бутылки…
Фрукты — апельсины.

— Дача товарища Саахова?
— Ага. — Санэпидемстанция.

— Вам кого?
В районе эпидемия. Поголовные прививки. Ящур! Распишитесь!

— Рубашку снимать?
— Как раз рубашки не обязательно.
Ложитесь на живот.

— Спокойно. Я еще не колю. — А. Нет еще. Скажите, а это не больно?

— Все зависит от диаметра иглы.
— Скажите, а у Вас диаметр…

— Спирт? — Спирт.
Лежите, не двигаясь. Это новейшая вакцина замедленной усвояемости.

— В доме больше никого нет?
— Нет, нет никого.
Спокойно, лежите. Иначе — «мементо море».

— Моментально…
— В море!
Нина здесь, я уверен. Найди и предупреди ее.

— А когда они уснут?
— Через полчаса. Иди, иди.
Фильтрующийся вирус ящура особенно бурно развивается в организме…

— Короче, Склихасовский!
— Тебе не интересно, не мешай.
Особенно бурно развивается в организме,
ослабленном никотином, алкоголем и…

— …излишествами нехорошими.
Нина, Нина, где Вы?
Тихо. Иди туда.
Нина, Нина… Что с Вами?
Нина, Вы живы?
Слава Богу! Слава Богу!
— За что?
Предатель, подлый наемник… Иуда! Подлец! Сколько тебе заплатили?
Развяжите меня!
Ничтожество, продажная шкура.
Пустите меня! Бандит, дрянь, тупица,
хамелеон, негодяй! Алкоголик, фольклорист несчастный!
Алло, я слушаю. Говорите, ну!
Кто тут?
Здравствуйте…
Никак не ожидал Ваш приход. Такой неожиданность для меня.
Извините, переоденусь.
— Не беспокойся. В морге переоденут.
Мы пришли судить тебя по закону гор.
За то, что ты хотел опозорить наш род, ты умрешь, как подлый шакал.
Вы не имеете права! Вы будете отвечать за это!
За твою поганую шкуру я буду отвечать только перед своей совестью джигита…
…честью сестры и памятью предков.
Нина, остановите их. Мы с вами современные люди.
Это же средневековая дикость. Ну, я нарушил этот кодекс,
но я готов признать свои ошибки.
Ошибки надо не признавать, их надо смывать кровью.
Вы не имеет права!
Это — самосуд! Я требую, чтобы меня судили по нашим советским законам.
А покупал ты ее по советским законам?
Или по советским

законам ты ее воровал?
Прекратим эту бесполезную дискуссию. Сестра, включи телевизор погромче.
Не надо, я вас умоляю, не надо. Я больше не буду! Клянусь вам,
я больше не буду. Ну позвольте мне пойти в прокуратуру.
Ну, разрешите мне сдаться властям.
А, Гамлет, молодец, слушай.

— Вы что, с ума сошли?
— Не беспокойтесь, это только соль.
Встать! Суд идет!
Да здравствует наш суд — самый гуманный суд в мире!
Прошу садиться.

— Садитесь.
— Спасибо, я постою.
Гражданин судья, а он не может сесть.
Вслед за весенним ливнем Раньше придет рассвет
И для двоих счастливых Много-много лет.
Будут сверкать зарницы, Будут ручьи звенеть,
Будет туман клубиться, Белый, как медведь.

Related Videos

Бриллиантовая рука
Монах и бес
Советский фильм про ЕВРЕЕВ, снять по заказу КГБ, 1973 г
Моя жизнь (мультфильм про поросёнка HQ )