//Невидимая власть микробов. Документальный фильм Ольги Деминой

Невидимая власть микробов. Документальный фильм Ольги Дёминой

The invisible power of microbes. Documentary by Olga Deminoy

__________________________________________________________

Теория мирового заговора гласит: «Настоящие властители всегда остаются в тени.» — The theory of the world conspiracy reads: «Real rulers always remain in the shadows.»

Кто же они — эти Серые Кардиналы?  — Who are these Gray Cardinals?

Финансовая элита? — The financial elite?

Военачальники? (Warlords)   Тайные общества? (Secret societies) Инопланетяне, наконец? (Aliens, finally) Нееет, действительность, как всегда, превосходит все даже совершенно фантастические  предположения. -(No, reality always surpasses even absolutely fantastic assumptions).  На самом деле наша жизнь находится под контролем гигантской армии отдельных солдат, (In fact, our life is under the control of a giant army of individual soldiers ) которых мы даже не можем увидеть, (which we can not even see )хотя их общая масса на земле составляет  500 миллиардов тонн...(although their total mass on earth is 500 billion tons) …

—  Очень сложно сказать, сколько их на поверхности нашей планеты. — It is very difficult to say how many of them are on the surface of our planet. — Если бы я взял ластик и стёр бы с лица земли всё, кроме микробов, — If I took an eraser and erased everything from the face of the earth, except microbes,-то ничего бы принципиально не изменилось -then nothing fundamentally would be changed. —  Их очень много! Они повсюду. — There are lots of them! They are everywhere.

Мы боимся их, а раз боимся, пытаемся уничтожить, придумывая всё новые антибиотики и вакцины.  Выставляя против бактерий отряды искусственно модифицированных вирусов-бактериофагов. Кажется, что победа над невидимым микровоинством не за горами, но так ли это на самом деле? И не обернётся ли для нас выигрыш в этой многовековой битве за власть глобальным поражением?

Эти кадры облетели мир в 2010-м году: взрыв на буровой платформе компании «British Petrolium» и сотни тысяч тонн нефти, которые оказались в водах Атлантики. За самым крупным в истории разливом нефти последовала небывалая по масштабам спасательная операция, к которой подключились лучшие учёные мира. Собрать нефтепродукты обычным способом было невозможно и тогда американский генетик Крейг Вентер  предложил использовать Синтию.

—  Крейг Вентер, будучи талантливым человеком, создал такие бактерии, которые очень успешно поедают нефть и метан. Вот, эти самые выбросы.

Первая в мире синтетическая Синтия, распылённая с самолётов над Мексиканским заливом, принялась за работу и вскоре нефтяные пятна начали уменьшаться. Крейгу Вентеру рукоплескал весь мир, однако, прошло совсем немного времени и учёные, которые занимались мониторингом ситуации в заливе, забили тревогу. Триумф науки был недолгим и привёл к катастрофе, все последствия которой невозможно предсказать. Дело в том, что расплодившимся в морской воде Синтиям стало не хватать пищи и они сделали то, что делает всё живое на нашей планете — мутировали.

— Кроме того, что они поедали нефть и газ метан, они стали убивать всё живое в Мексиканском Заливе, включая людей на побережье. Начинает гибнуть всё: рыбы, медузы, кораллы, киты, наконец, люди. Люди разлагаются заживо. Потому что эти бактерии стали поедать нас вместо нефти.

Как только рацион бактерий изменился столь страшным образом, все ведущие биолаборатории мира кинулись искать оружие против Синтии. Но учёных ждало пугающее открытие — взбунтовавшиеся борцы с нефтью оказались практически неуязвимы.

— Бактерии очень умные, они научились сами адаптироваться к условиям. Сегодня бактерии вырабатывают в себе специальные белки, так называемые «Бета-лактамазы», которые расщепляют антибиотики.

И если так ведут себя самые обычные, созданные природой, бактерии и вирусы, то что же говорить о Синтии? Её рукотворный геном против воли создателей окружил бактерию непробиваемой биологической защитой.

— Против этих Синтий нет антибиотиков. То есть ни один антибиотик их не берёт. Вопрос: «Почему?» Надо было, прежде чем создавать их, выработать какие-то средства защиты. Мало ли  что? Этого не было сделано.

Пётр Гаряев уверен, остановить Синтию не удастся и обратный отсчёт до глобальной катастрофы уже начался. Вопрос лишь в том, насколько быстро искусственная бактерия расселится по всему миру убивая всё на своём пути?

— гибнет всё живое и мы на грани генетического коллапса всей биосистемы. И наконец,  так сказать, печально то, что речь идёт о глобальном заражении Земного Шара, а это уже совсем плохо.

Учёные уже не первый год обсуждают теорию так называемой «серой гнили», в результате контакта с которой погибнет не только человечество, но и, вообще, всё живое на Земле. Просто потому, что мутировавшие бактерии банальным образом съедят все, имеющиеся на планете, белковые формы жизни.

— Спорить не буду, такая вероятность есть. Если мы создадим и обучим особую супербактерию, то тогда она, вероятно, сумеет нас уничтожить.

Причём, как показал случай в Мексиканском заливе, совершенно не обязательно эта супербактерия будет способна убить всё, изначально будет задумана как оружие, её назначение может быть абсолютно мирным, как у  той же Синтии. Так сможем ли мы уничтожить её и ей подобных мутировавших микротварей? Или власть микробов окажется сильнее власти людей?

— И антибиотики больше не влияют на бактерию. И мы теперь уже должны разрабатывать новые молекулы. Короче говоря, между микробиологами и бактериями идёт такая конкурсная борьба — кто быстрее?

Это больше всего похоже на гонку вооружений. Чем эффективнее созданные учёными антибиотики и вакцины, тем более опасные микробы появляются на свет.  От страха мы палим по ним всё сильнее, всё новые антибиотики появляются на прилавках аптек и мало кто задумывается о том, как эта убийственная химия влияет на наше здоровье и здоровье наших детей. Детский гастроэнтеролог из Университета Флоренции Паоло Леонетти несколько лет назад начал, казалось бы, очень простой эксперимент: учёные взяли анализы у десяти итальянских детей из вполне благополучных флорентийских семей и у десяти маленьких африканцев из живущих натуральным хозяйством деревень Буркина-Фасо. Оказалось, что у детей из Италии кишечная флора разительно отличается от африканских.

— Видите, «BF» указывает на детей из Буркина-Фасо.  Тогда как «EU» европейских детей. С одной стороны африканские дети, с другой стороны итальянские дети. Это как-будто два разных мира, не только в рамках окружающей среды — места, в котором они живут и болеют, болезней, которые у них бывают, но и их кишечная флора совершенно непохожа.

У африканских детей, которые живут в условиях антисанитарии и при этом редко принимают антибиотики, чаще приключаются банальные желудочно-кишечные инфекции, но при этом их иммунная система прекрасно действует, защищая малышей от многих болезней, которые мучают юных итальянцев, растущих в чистоте и под регулярным медицинским присмотром. Да, животики у европейских детей болят реже, зато их иммунитет откровенно слаб.

— И некоторые предполагают, что это происходит из-за уменьшения желудочно-кишечных инфекций. Иммунная система кишечника, так хорошо вооружённая против инфекционных агентов, сегодня, не будучи более стимулирована желудочно-кишечными инфекциями, оборачивается против нас самих.

Как следствие возникают множественные и очень тяжёлые аллергические реакции на всё подряд и это только часть проблемы: слабый иммунитет ведёт к возникновению куда более серьёзных заболеваний, некоторые вполне способны убить.  Так что доктор Леонетти уверен: антибиотики вредны!

— У африканских детей в кишечнике намного больше штаммов бактерий. Может быть, это одна из причин благодаря которой у этих детей не развиваются типичные для западного мира заболевания. Кишечная флора находится в контакте со многими иммунными клетками. В кишечнике находится больше лимфоцитов, чем во всей остальной части организма, следовательно кишечник это главный орган иммунной системы.

Уничтожая при помощи антибиотиков бактерии, плохие, а заодно и хорошие без особой на то нужды, мы тем самым ослабляем свой иммунитет , а кроме того освобождаем жизненное пространство для куда более вредоносной флоры. Так что же? Запретить применение антибиотиков в принципе? Но ведь тогда мы, вполне возможно, начнём вымирать!

— Мы видим сейчас, что количество инфекционных заболеваний не сокращается, а всё больше и больше увеличивается.

Так что, прежде чем рубить с плеча, давайте разберёмся. Что, вообще, способны уничтожать антибиотики? Вирусам подобные препараты не страшны, им от применения антибиотиков «ни холодно, ни жарко». Эти неклеточные инфекционные агенты, способные развиваться и размножаться только внутри живых клеток, мы убивать, вообще, ещё не научились! Проблема СПИДа тому яркий пример — уничтожить вирус, живущий в клетке, можно только вместе с ней. Зато при помощи определённых вирусов, так называемых «бактериофагов», можно успешно поражать другие микроорганизмы. не случайно «вирус» в переводе с латинского означает «яд».

— Давайте посмотрим на то, как бактериофаг «Т4» плавает в поисках бактерии, которую он может инфицировать. Беленькая штучка, которую мы видим, это шип, который ответственнен за проделывание дырки именно во внешней мембране.

Профессор Политехнической Школы Лазанны Пётр Лейман уже не первый десяток лет работает с бактериофагом «Т4» — истинным, природой созданным убийцей бактерий.  Бактериофаги избирательно уничтожают те или иные бактерии, вводя в них собственную ДНК. Причём сегодня учёные уже на генетическом уровне научились изменять их так, чтобы заложить в этих крохотных убийц чёткую программу спецопераций по уничтожению конкретного микроорганизма.

— Изучение бактериофага Т4 — одно из ведущих направлений молекулярной биологии. Он исследуется в различных работах уже более пятидесяти лет. Бактериофаг Т4 это один из объектов с которого, вообще, берут своё начало молекулярная биология и генная инженерия.  Помимо прочего бактериофаг Т4 может успешно инфицировать бактерии кишечной палочки Эшерихия Коли.

Той самой, что унесла жизни десятков европейцев в 2011-м году. Так что вполне возможно, что в самом скором времени вместо того, чтобы принимать убийственные для всех без разбора бактерий в нашем организме синтетические антибиотики, достаточно будет выпить стакан воды с разведённым в ней генномодифицированным и нацеленным на конкретную болезнь БАКТЕРИОФАГОМ! Воттолько не поведут ли себя эти, казалось бы, полностью приручённые борцы с бактериями так, как Синтия в Мексиканском Заливе? И не начнут ли они убивать не только вредоносные бактерии, но и клетки нашего собственного организма?

— Механизм распознавания бактерий закодирован в фибриллах, которые находятся в хвостовой части фаговой частицы. Если заменить фибриллы — заменить белок, который бы находил другую цель, можно перенаправить весь бактериофаг на уничтожение любой другой клетки. Можно даже перенаправить его на прикрепление к клетке человека. А убьёт он её или произойдёт просто передача генов — это отдельная история.

Забавно! Вроде бы только-только начали говорить о потенциальной пользе бактерий и вирусов и вновь скатились к страшилке. Почему же? Дело в том, что мы слишком сильно испуганы их властью. Микроорганизмы или сокращённо «микробы», в число которых входят дрожжи, крохотные и невидимые глазу грибки,  различные одноклеточные организмы, например бактерии и бациллы убили слишком многих; одна только чумная палочка унесла столько жизней, сколько не удалось всем воинам вместе взятым.

— В 14-м веке, к примеру, буйствовала эпидемия чумы, которая убила треть населения тогдашней Европы.

Это форт «Император Александр Первый». Он был возведён в 1845-м году для защиты с моря Кронштадта и Санкт-Петербурга. Для своего времени форт считался самым мощным военным сооружением, но настоящее сражение, в котором он, в конце концов, принял участие и победил, велось не с англичанами, французами или немцами, а с врагом в морской бинокль невидимым.

— У нас здесь была образована лаборатория, особая лаборатория «Императорского Института Экспериментальной Медицины». Лаборатория была организована при «Комачуве», так называемом. Это «Комиссия по Предупреждению Занесения Чумной Заразы на территорию Империи».

Здесь, в изолированном от материка форте, в 1999-м году группа учёных начала работу по созданию противочумной вакцины. Наверху разместились лаборатории, ниже виварий, где содержались животные для экспериментов. Их заражали болезнью в лёгкой форме, потом брали кровь и уже из неё пытались сделать вакцину. Есть в форте «Императора Александр Первый», который стали называть «Чумным фортом», и своё кладбище. Похоронены на нём учёные, которые, работая над спасительной вакциной, сами заразились чумой.

— Здесь погиб заведующий лабораторией Турчинович-Выжникевич…заразился, в течение трёх суток ему вводили различные дозы лекарств и, казалось бы, вот-вот он встанет, но трое суток и всё — человек погиб. Где-то через три года в 1907-м году ещё один доктор Шрейдер заболел и тоже все меры, принимаемые к его излечению, ни к чему не привели. Он тоже был здесь кремирован.

Третьего заболевшего уже удалось спасти, учёные победили болезнь. Вакцина, опробованная учёными на заразившихся коллегах, с третьей попытки после того, как наконец-то удалось определить необходимую дозу, начала действовать. Чума отступила, раз и навсегда! Но стали прогрессировать другие болезни. Микробы нападали — человечество сопротивлялось! Были изобретены антибиотики. Первый появился ещё в 1910-м году. Но самый знаменитый из них Пенициллин стал применяться только в 1942-м, во время Второй Мировой войны,  в общем-то совсем недавно. И что же?

— Если посмотреть на влияние антибиотиков на человечество, то можно сказать, что удвоение числа населения на нашей Земле — этим мы обязаны антибиотикам, которые фактически предотвратили эпидемии, предотвратили смертность людей; общая продолжительность жизни увеличилась.

Так как же нам быть? Где поставить запятую в знаменитой фразе «Убить нельзя помиловать!» Продолжать использовать антибиотики? Медленно уничтожая собственный иммунитет… Но, возможно, спасая жизнь. Или рискнуть отказаться от них? Пора, наконец, определиться — кто нам микробы?  Враги или друзья? Задумайтесь, от двух до пяти килограммов живой массы каждого человеческого тела составляют бактерии и прочие микроорганизмы. Все знают, что именно они регулируют работу нашего желудочно-кишечного тракта. Но недавно учёные заговорили о вещах куда более серьёзных: о том, что микроскопические создания, которые живут внутри нас, способны управлять даже нашими мыслительными процессами.

— Говорить о том, что ни могут управлять нами с точки зрения такого разумного управления, как это создаёт мозг, сознание, конечно, этого не происходит. Но они могут выделять какие-то физиологически активные вещества, которые могут быть, там, возбудителями тех или иных нейронов.

А ведь именно благодаря взаимодействию нейронов функционирует наша нервная система и осуществляется наша мозговая деятельность. Всё на нашей планете так или иначе связано с жизнедеятельностью микробов и бактерий.

— Какова их роль? Да от них зависит всё! Они превращают углекислый газ в органические вещества, которыми впоследствии питаются растения. А кто питается растениями? Мы ими питаемся. Получается, мы едим те органические вещества, которые создали микробы. Они работают на нас, они не волонтёры. Нет, просто так вышло, что от них зависят все живые существа, населяющие планету Земля.

И, похоже, микроорганизмы это прекрасно осознают. Не так давно экспериментальным строго научным путём установлено, что  бактерии способны друг с другом общаться.

— Общаются не все бактерии, но, как правило, они ощущают присутствие своих сородичей. Некоторые из них объединяются в целые колонии.

— Бактерии могут жить большими ассоциатами, в рамках ассоциатов они беседуют, в рамках ассоциатов они обмениваются генетической информацией.

Сегодня стало модно говорить, что человек, как и все животные,  на самом деле — сверхсущество, созданное симбиозом организма-носителя и бактерий, населяющих его. Наш обмен веществ определяется не только нашими человеческими генами, но и генами тех микробов, которые живут с нами и в нас. Так называемый «микробиом человека» состоит из трёх тысяч бактерий, которые обладают тремя миллионами разных генов, для сравнения собственные клетки человека  обходятся лишь 18000-ми. Не удивительно, что микробы способны управлять многими химическими процессами внутри тех организмов, в которых они живут. И, как говорят некоторые исследователи, способны влиять даже на то, какую жену или мужа мы себе выберем.

— проводились эксперименты над мухами, в ходе которых было установлено, что бактерии могут влиять на отношения между ними. Что касается людей — тут однозначного ответа нет. Микробы повсюду и не исключено, что они играют даже некоторую роль между в отношениях между мужчиной и женщиной, влияют на выбор полового партнёра. Но это, повторю, пока не доказано. Существует лишь гипотеза.

Если бы кто-нибудь ещё десяток лет назад заикнулся о том, что колонии бактерий могут обладать коллективным разумом, его бы просто засмеяли. Сегодня же подобная возможность рассматривается как серьёзная научная гипотеза, которая уже имеет доказательства. Мы, например, нашли их здесь на одном из очистных сооружений неподалёку от Берлина… Спросите: «Почему над резервуарами с нечистотами плывёт музыка Моцарта? Может быть, это прихоть владельца станции?» Нет. Просто именно этот композитор нравится бактериям, которые работают здесь.

— это наш природный акустический преобразователь, он представляет собой особую систему громкоговорителей, с помощью которых мы, проигрывая музыку Моцарта, можем помочь микробам лучше перерабатывать отходы.

Миллиарды крохотных бактерий-мусорщиков трудятся сегодня на сотнях — тысячах очистных сооружений по всему миру, перерабатывая наши с вами отходы. Правда, до сих пор никто не задумывался о том, что у этих трудяг есть музыкальные предпочтения. Антон Штуке — владелец этой музыкальной станции по очистке воды убеждён: бактериям лучше работается именно под Моцарта. И это его убеждение имеет вполне вещественное доказательство: только за один год музыкальной поддержки Антону Штуке удалось сэкономить 10 000 евро!

— Бактерии перерабатывают наши отходы и тем самым поддерживают свою жизнедеятельность. Если их самочувствие с помощью музыки становится лучше, тогда они ещё прилежнее выполняют свою работу. На этом очистном сооружении это привело к значительной экономии.

Разумные бактерии — меломаны. Звучит как название фантастического фильма! А как вам такое: «Бактерия Бессмертия?» Вы будете удивлены, но её существование — тоже совершенно реальный факт. В 2009-м году экспедиция во главе с профессором Анатолием Брушковым извлекла из глубин Мамонтовой Горы в Якутии, где царят неизменные «-5 градусов», образцы древних пород, в которых была обнаружена невидимая глазу человека жизнь. Причём эти бактерии — ровесницы самой вечной мерзлоты.

— Сейчас у нас в руках находится организм, способный жить сотнями тысяч лет, практически вечная жизнь. Вот, никогда она, наверное, ещё не была так близко к людям, как сейчас у нас в лаборатории.

Здесь, в закрытом хранилище «Геологического Факультета Московского Государственного Университета» в замороженном виде хранятся привезённые из Якутии образцы, а по соседству в лаборатории древние бактерии питаются и размножаются.

— Для живых существ продолжительность жизни единичной клетки составляет, ну может быть, десятки, в лучшем случае сотни лет. А в данном случае мы имеем дело с живыми клетками, которые способны выживать в течение сотен тысяч и, может быть, даже миллионов лет.

Чем же привлёк учёных этот феномен? Дело в том, что они уверены: если секрет бациллы бессмертия, как её окрестили журналисты, будет разгадан, станет возможно совершенно серьёзно рассуждать уже о бессмертии не микробов, а самого человека. По крайней мере лабораторные мыши, которым вводили экспериментальную сыворотку на основе найденных микроорганизмов, жили почти на треть дольше своих сородичей.

—  Может быть, остался один шаг до того, чтобы узнать, в чём же секрет такой долгой, да по существу вечной, если сравнивать с продолжительностью нашей, жизни.

Микробиологи уже установили — бактерии способны омолаживать сами себя. А кроме того, в отличие от человека, могут целенаправленно передавать друг друг и своему потомству приобретённые гены при помощи так называемого «горизонтального обмена».  А ведь до недавнего времени  наследование и передача другому организму приобретённых признаков казались чем-то невозможным — мечтой, такой же как вечная жизнь.  И что же? Теперь есть все шансы сделать былью и эту сказку?

— Американский борец за права человека Мартин Лютер Кинг, да? Вот, самая известная его речь была… она называлась так «У меня есть мечта — I have a dream». Я бы тоже мог сказать: «Вот у меня есть мечта!»

Вот только будет ли человечеству позволено добиться чего-то подобного? Согласно одной из теорий именно микробы создали Гомо Сапиенс в том виде, в каком он существует сегодня. Нацеленный на добывание самой разнообразной по рациону пищи, способный динамично передвигаться и не менее динамично размножаться он стал для микроорганизмов идеальной средой обитания. А то что потом человек возомнил себя венцом природы — для микробов, которые живут в нём, не имеет никакого значения.

— Микробы прошли все этапы эволюции. Каждый раз когда микробы делятся и появляется два новых  микроба, они безусловно переживают мутацию, а то и две. Так кстати появляются и новые заболевания. Микробы эволюционируют куда быстрее чем человек.  Поэтому нашему организму бывает подчас очень нелегко бороться с этими усовершенствованными микробами.

Согласно той же теории, современный человек, который додумался до антибиотиков и принялся их активно применять, микробов больше не устраивает. В связи с чем невидимые манипуляторы, живущие внутри нас, сегодня выводят человечество на новый виток эволюции… доступным им способом — при помощи болезней. Чума 21-го века — РАК, согласно новейшим исследованиям — болезнь инфекционного бактериологического происхождения. СПИД — зараза вирусная. Тот кто не умрёт от фильтрующих население болезней получит возможность и дальше кормить свой микробиом. Кстати уже выявлен один процент уникумов, обнаружился он почему-то именно среди славянского населения — эти люди не заражаются и не болеют СПИДом.

— Вирус поражает так называемые «Т-клетки» («Т-лимфоциты»), если есть люди определённые у которых на поверхности этих Т-лимфоцитов нет рецепторов, для… с которыми связался бы ВИЧ-вирус СПИДа. Вот этот человек — он не заражается, а другие очень быстро заражаются.

Быть может, именно это и есть новые генномодифицированные микробами люди, которые больше подойдут для их дальнейшей комфортной жизни на Земле? Что же получается? Микробы приспосабливают человека для себя, для своего существования? В таком случае нужно ли бороться с ними? Быть может, основа нашего сосуществования с микромиром в естественном сотрудничестве? Уже сегодня мы с изумлением смотрим, как прирученные и переделанные на нужный лад бактерии начинают питаться тем, чего раньше избегали, выделяя при этом полезные нам вещества, убивая тех на кого мы укажем и напротив спасать того, что необходимо.

— Мы полностью знаем устройство всего генетического аппарата бактерий, более того, мы научились им управлять и тем самым заставлять бактерии вырабатывать те вещества, которые раньше они не могли вырабатывать.

Того и гляди улучшенные и хорошо обученные микробы, словно дисциплинированные рабочие, начнут трудиться на наших фабриках и заводах. Собственно уже сегодня они делают для человека очень многое!

— Все известные нам органические материалы созданы бактериями. Сейчас существуют бактерии, способные создавать в лабораторных условиях вещества, которые используются в промышленности США, России, Израиля… всего мира для создания пластика. Если поставить это на промышленную основу, для производства пластика уже не нужно будет использовать нефть.

Микробы успешно работают и в фармацевтической промышленности. Если человечество когда-нибудь и научится лечить рак, то, вполне возможно, произойдёт это тоже благодаря генномодифицированным бактериям.

— Вы можете заставить бактериальную клетку синтезировать антитела против раковых клеток и это получается так называемая «персонализированная медицина»целиком направлена на раковую опухоль данного индивидуального человека. Считается что примерно до 30%, по-видимому, новых лекарств это будут лекартсва, полученные генно-инженерным способом с помощью бактерий. И это, конечно, большой шаг в фармакологии.

Но и это ещё не всё: мы привыкли представлять себе горно-добывающее производство как что-то колоссальное. Например, как громадный карьер, по которому  ездят БЕЛАЗы размером с дом. Всё это никак не ассоциируется с бактериями. Однако, вот уже много лет их бесплатный труд активно используется в отрасли. Геомикробиолог Аксельшиппердс собрал у себя в лаборатории в Ганновере большую коллекцию микроорганизмов, которые сегодня задействованы в добыче и переработке металлов. Они способны извлекать из руды и аккумулировать чистые металлы.

— Такой способ используется прежде всего в добыче меди из бедных руд. В таких странах как Чили существует множество рудников, где такое практикуется. На такой способ уже приходится не меньше восьми процентов от мировой добычи меди. Другие важные металлы, которые добываются с помощью бактерий, это, например, кобальт и никель.

Ещё один процесс, в котором также используется труд бактерий, называется «биоокисление». С его помощью из руды добывается, например, золото. Также бактерии применяются для увеличения объёмов добычи нефти.

— Оказалось, что, если в буровые шахты заливать суспензии бактерий, они начинают есть эту нефть, при этом выделяют разные органические молекулы, которые проникают в поры буровой шахты и тем самым выдавливают оттуда нефть. Выделение нефти, особенно из труднодоступных пластов, сильно увеличивается. И сейчас это тоже поставлено на промышленные рельсы.

Казалось бы, как там на огромной глубине можно жить? Но бактерии чувствуют себя вполне комфортно даже внутри ядерных реакторов, в кипящих гейзерах и на огромной глубине под тяжким грузом многих тонн воды. Батискафы многих научных экспедиций сумели найти этих крохотных бактерий — подводников. Они питаются самой жёсткой пищей, какую, вообще, можно придумать — скальными породами.  Бактерии проедают целые ходы в камне, тем самым высвобождая разнообразные минералы и химические вещества. Попадая в воду, те в свою очередь оказывают влияние на глобальные механизмы круговорота веществ на всей планете.

— Если верить некоторым теориям, то много миллионов лет назад бактерии мутировали настолько, что попросту изменили атмосферу, в результате чего произошёл глобальный катаклизм, стёрший с лица земли всех животных, все растения — абсолютно всё. Звучит это достаточно правдоподобно, ведь бактери и вправду могут изменить земной шар до неузнаваемости. Сделанный учёными вывод однозначен: именно бактерии формируют климат на планете, они же создали нашу уникальную атмосферу и не так давно выяснилось, что бактерии способны вырабатывать электричество. И сегодня в научном мире широко обсуждаются перспективы создания целых бактериальных электростанций.

— Существуют микроорганизмы, которые могут вырабатывать электричество, а совсем недавно стало известно, что бактерии могут его проводить, то есть они могут превращаться в провода — биохимические провода, по которым на расстояниях до нескольких сантиметров может течь поток электронов.

Уже сейчас учёными разработаны как минимум два варианта построения бактериальных электростанций. В первом всё подчинено закону джунглей: как выяснилось, среди обитателей микромира всё устроено, как в мире, скажем так, полноразмерном. Среди микроорганизмов тоже есть хищники и жертвы: антилопы, буйволы и зебры пасутся, поглощая органическую массу, наращивая свой вес и количество. Затем львы, то есть бактерии — хищники, ловят и едят их, при этом метаболизм этих микроохотников устроен так, что в результате переваривания пищи они вырабатывают водород.

— И этот водород может использоваться в топливных элементах… И второй пример это бактерии, которые связаны с фотосинтезом и которые могут разлагать воду на водород и кислород и опять же из этих двух элементов создавать топливные элементы.

А как следствие место современных громоздких ТЭЦ с их чадящими трубами в самом скором времени могут занять аккуратные здания, в которых невидимые миру будут трудиться тихие, послушные человеку бактерии. Причём и тут всё будет как в полноразмерном мире. Разделение труда среди микробов — вещь такая же распространённая, как и среди людей. Так что в то время, как бактерии — энергетики будут вырабатывать электричество, их коллеги из хозяйственной службы займутся ремонтом самих электростанций. Микробиолог Джень Юн Вонг уже выдрессировала и поставила на службу человечеству микробов-строителей, которые вполне способны проследить за тем, чтобы всё построенное человеком из бетона служило вечно.

—  Мы используем бактерии для автоматического, моментального заживления трещин в бетоне.

Город Гент, расположенный в Восточной Фландрии, стоит в месте впадения реки Лис в реку Шельда. Кроме того морской порт города связан с устьем реки судоходным каналом. Санкт-Петербург часто зовут Северной Венецией. Но Гент может претендовать на это название с тем же успехом. За зданиями в историческом центре города, которому уже несколько сотен лет, ухаживают, но соседство воды сказывается. Камни, а тем более цемент и штукатурка, трескаются и рассыпаются. Вот учёные в Генском Университете и задумались над тем, как с этой напастью бороться.

— Идея процесса заключается в том, что мы добавляем в цемент специальный микроб, который затем вырабатывает минералы, например карбонат кальция — он и служит биоматериалом для заживления трещин.

Любой строитель знает как сделать цементный раствор: нужен сам цемент, песок и вода. Но в случае с нашим умным цементом в эту воду, прежде чем развести цементно-песчаную смесь, добавляют бактерии в виде спор. Пока отлитая из полученного раствора бетонная стена цела, бактерии заключены в её толще и спят, лишённые питания и воздуха. Как только образуется трещина, бактерии оживают, начинают есть и при этом вырабатывать известняк, который естественным образом заполняет собой трещины. Вот она трещина, затянутая микростроителями.

— Их можно применять не только для зданий, а для любого типа конструкций, где используется бетон — везде: мосты, тоннели, строения, подземные конструкции. Правда пока что максимальное пространство, которое мы способны залечить, это область размером в 1 миллиметр.

Но, как говорится, лиха беда начало! Вполне возможно, пройдёт совсем немного лет и все новые дома будут отливаться из раствора с умными бактериями, которые не только помогут будущему строению стать более прочным, но и потом сами же его будут ремонтировать.

— Я не могу уверить Вас в этом на все 100%, но уже сейчас этот состав с микробом можно распылять на стены зданий, которые подверглись эрозии. С помощью этого метода вы можете предохранять поверхность.

Но что самое важное — все микроорганизмы, про которые вы только что услышали, созданы не в лабораториях, а матушкой — природой, вот только где именно? На планете Земля? Или далёкие предки всех микробов и вирусов, а как следствие и наши с вами прародители, прибыли на Землю из далёкого Космоса? Многочисленные эксперименты, проведённые в своё время на станции «МИР» и продолженные на «МКС», убедительно доказывают — земные микробы легко выживают в безвоздушном пространстве и при температуре в минус 270 градусов по Цельсию. Не удаётся избавиться от них и внутри космических аппаратов.

— Впервые реально внимание к этой проблеме было привлечено в 1981-м году, когда экипаж пятой основной экспедиции на станции «Салют-6» заметил какой-то белый покров или налёт на оборудовании для физических упражнений, затем на каких-то внутренних конструкциях станции. Как это выяснилось, налёт этот был оставлен микроорганизмами.

Металл и пластик в космических станциях оказались беззащитны перед неожиданной биологической угрозой. Война с агрессивными бактериями шла не слишком успешно. С вылазками неожиданного противника астронавты сталкивались всё чаще. Для тех, кто проводил на орбите не считанные часы, а месяцы, микробы стали настоящим бедствием.

— Российские учёные смогли обнаружить до двухсот пятидесяти микроорганизмов, которые попадают на борт пилотируемых кораблей, космических станций и очень неплохо выживают там в условиях космического полёта.

Станции: и «Салют», и «МИР», а затем «МКС» пытались вычистить всеми известными способами, но крошечные диверсанты уверенно сопротивлялись радиации и химикатам.  Не смущало их и отсутствие силы тяжести или воздуха, так что в космосе антибактериальная генеральная уборка уже превратилась в рутину.  Космонавты и учёные смирились с тем, что выгнать непрошенных гостей навсегда не получитсяб просто придётся регулярно мыть полы и проверять оборудование на предмет повреждения его различными микроорганизмами, которые в космосе стали с особым аппетитом есть пластик.

-Они стали осваивать, довольно быстро осваивать не свойственные им субстраты — это элементы не металлические, в том числе и оборудование, и бортовую кабельную сеть, и даже иллюминаторы,  ну… что может, так сказать, привести к неприятным последствиям.

-Пожалуй наиболее сильный ущерб они нанесли на станции «МИР», когда экипаж 24-й основной экспедиции обнаружил повреждение блока управления системой связи и это повреждение было произведено именно космическими микроорганизмами.

К счастью ничего патогенного в космос пока что ни разу не попало, но ведь возможны мутации, которые приведут неизвестно к какому результату… Человечество готовится к полёту на Марс, однако, именно из-за микробов эта экспедиция может обернуться ужасной катастрофой… Сможем ли мы, вообще, когда-нибудь путешествовать к другим планетам и галактикам или бактерии и есть тот самый барьер на пути к дальним космическим полётам?

-Конечно, не стоит представлять, что эти микроорганизмы это такие вот маленькие хищные твари с огромными челюстями, которые пожирают пластмассу со стеклом… нет! Они питаются той органикой, которая попадает во внутреннюю атмосферу орбитальной станции от членов её экипажа и затем эти микроорганизмы выделяют продукты метаболизма. Вот эти продукты метаболизма — они как-раз и оказывают корродирующее воздействие на пластик, на металл и на стекло.

Но, быть может, если микробы действительно способны без особых проблем выживать в условиях невесомости в безвоздушном пространстве, при  супер-низких и супер-высоких температурах, правы те учёные, которые уверены в том, что сама жизнь была занесена на Землю из космического пространства. Учёные из «Института Медико-Биологических Проблем» МРАН провели серию экспериментов, основной задачей которых было установить, возможно ли выживание микробов внутри или снаружи падающего через плотные слои атмосферы метеорита. Роль метеорита, естественно, выполнял космический аппарат, на обшивке которого были закреплены специальные носители из разных природных материалов. В них разместили колонии бактерий, грибков и иных микроорганизмов.

-Есть все основания полагать, что… вот, такие микроорганизмы после их такого многолетнего, много-многолетнего дрейфа в условиях космического пространства… они могут, в общем-то, остаться жизнеспособными и прибыть, так сказать, на землю и… Всё зависит от угла наклона…эээ… и скорости метеорита. Наши изделия, содержащие различные бактерии были помещены именно на лобовую часть спутника…

Где температурные условия при прохождении плотных слоёв атмосферы наиболее жёсткие. Базальт и тот кипит! Шансов на выживание бактерий и микроорганизмов куда больше в том случае, если они находятся на задней части падающего метеорита или же внутри него. Но даже несмотря на эти неблагоприятные условия эксперимент дал положительный результат.

-Одна культура… имелась тенденция, ну не тенденция, а основание предварительно предположить, что она как-раз вернулась жизнеспособная. Поэтому мы думаем, что это имеет право на существование — такой вот способ проникновения.

Так что в тот момент, когда Земля в очередной раз будет встречать вернувшихся с орбиты космонавтов, вполне возможно, вместе с ними к нам прибудут и невидимые глазу инопланетяне. Станут они нам друзьями или врагами? И сумеем ли мы сделать своими товарищами наших земных микрообитателей. Микромир в чём-то очень похож на мир человеческий и в нём также действие рождает противодействие. Так надо ли нам воевать с микробами? Стоит ли бороться за призрачную власть или правильнее научиться использовать уже существующие законы наших невидимых соседей? Выбор за нами. Потому что микробы для себя, похоже, уже давно всё решили.

_______________________________________________

Дополнительная публикация:

«Единственное оружие против чумы — честность…»

К 150-летию со дня рождения и 110-летию со дня смерти Владислава Турчиновича-Выжникевича

Итак, — хвала тебе, Чума!
Нам не страшна могилы тьма,
Нас не смутит твое призванье!
Бокалы пеним дружно мы
И девы-розы пьем дыханье, —
Быть может… полное Чумы.
А. С. Пушкин

…нет ни одной болезни, которая так определенно распознавалась бы, как чума.

У. Ослер

А вот и нет! Неправ был гениальный Уильям Ослер: сам С. П. Боткин ошибся в диагнозе. Хотя тут есть сомнения: возможно, у Н. Прокофьева все-таки была Pestis minoris («минимальная чума»). Как бы то ни было, у героя нашего повествования сомнений в диагнозе не было, как и, увы, шансов на спасение. Его болезнь стоит в ряду событий, которые в свое время Г. Глязер назвал «драматической медициной». Но представляется, что речь идет о непрестанной войне врачей с болезнями (сейчас — с лихорадкой Эбола), в любом случае — с беспощадным недугом. Как во всякой войне, без жертв тут не обходится. Но дело еще и в том, что грань между врачом и больным в таких случаях очень тонкая, а точнее, ее нет совсем, и положение заболевшего врача психологически куда тяжелее, чем простого обывателя, у которого могут еще оставаться иллюзии. Врач прекрасно понимает, что к чему… Говорить в возвышенном тоне о чуме мог только разгоряченный винными парами и полный иллюзий по поводу того, что «черная смерть» уж его-то пощадит, герой «Маленьких трагедий» А. С. Пушкина…

1.«Чумной форт»

Владислав Иванович Турчинович-Выжникевич (1865–1904)в 1889 г. окончил курс в Харьковском ветеринарном институте. В 1893 г. вместе с профессором Марцеллием Вильгельмовичем Ненцким (1847–1901), заведующим физико-химическим отделом Института экспериментальной медицины, занимался изучением средств борьбы с чумой рогатого скота. В 1899 г. был командирован в Забайкалье для организации чумной станции. С 1903 г. был заведующим противобубонно-чумной лабораторией в форту Александра I в Кронштадте. Слыл опытным бактериологом, не раз попадавшим в опасные ситуации.

Смерти врачей во время борьбы с чумой в XIX в. были довольно частыми, но, как правило, случались в полевых условиях, где не было возможности соблюдать меры предосторожности. И вдруг в 1903 году в лаборатории Генриха Германа Роберта Коха в Берлине (лучшей в Европе) погиб от легочной чумы доктор К. Закс. Современник писал по этому поводу: «…в ледяном ужасе оцепеневала мысль при виде того, как эта ужасная гостья, так предательски давшая специалистам-ученым уловить себя в пробирки, … так беспощадно поражала посвятивших себя изучению ее, и именно в таких условиях научных институтов Европы, где, по всем видимостям, должны были царить наиболее препятствующие не только распространению ее условия, но даже — исключающие возможность проникновения в какой бы то ни было организм без воли человека…» В том же году «ужасная гостья» появилась у стен российской столицы. Тогдашний репортер писал о месте, где произошла драма (прямо как в «Гамлете» Шекспира!): «Серая суровая крепость из гранитных плит, о которые ударяются волны. Маленькая площадка — пристань. Мы были очень радушно встречены заведующим Чумным фортом — лабораторией — В. Выжникевичем. Это был красивый, элегантный высокий брюнет лет 35-40. Предводимые Выжникевичем, мы обошли все помещения лаборатории… Жутко, сказать по правде, было смотреть на зараженных чумою крыс, кроликов и свинок. Чувствовалось, что ходишь около смерти. Осмотрели и все животники, конюшни, кремационную печь для сжигания трупов животных. В заключение обхода Выжникевич обратил наше внимание на шикарный металлический гроб и объяснил, что это на случай смерти от чумы кого-либо».

Конец XIX в. был ознаменован третьей пандемией чумы. Для России, как страны евро‑азиатской, проблема была более чем актуальной (в позапрошлом столетии у нас было не меньше 15 вспышек этой особо опасной инфекции). В 1897 году на базе Императорского института экспериментальной медицины была создана Особая комиссия для предупреждения занесения чумной заразы и борьбы с нею в случае ее появления в России. Экспериментальной базой ее работы стал форт «Александр I», построенный в 1845 году около Кронштадта: он оказался наиболее подходящим местом для размещения Особой станции по производству противочумной вакцины. Форт был реконструирован в 1897–1899 годах — здесь появилось паровое отопление конюшен, лифт, лаборатории, вентиляция, телефон, телеграф и т. д.

Известно, что с 28 по 31 декабря 1903 г. В. И. Турчинович-Выжникевич занимался опытами заражения животных через легкое распыленными культурами бактерий чумы и участвовал в приготовлении чумного токсина путем растирания тел чумных микробов, замороженных жидким азотом. 31 декабря он уехал в Петербурги возвратился 2 января, в пути переохладился. Заболел 3 января около полудня.

Заболевание началось с озноба. В 19 часов температура 38,5 °С, пульс 100. Озноб продолжался все время до 23 часов. Около 22 часов началась рвота. Температура в 21 час — 39,5 °С; в 23 часа — 40 °С. Жалобы на боль в суставах и общую разбитость. В истории болезни говорится: «4 января в 1 час пополуночи температура 40,5 °С, в 2 часа температура 40,5 °С, в 10 часов утра температура 40,2 °С, в 2 часа 30 мин. дня температура 40,4 °С, пульс 80, в 4 часа 30 мин. температура 39,5 °С, пульс 96, в 8 часов вечера температура 40,8 °С, пульс 78, в 9 часов вечера температура 40,4 °С, пульс 86. Бредит наяву, временами сознание ясное, жаловался на боль в затылке и в правой половине груди. Притупление справа сзади, и временами мелкопузырчатые хрипы. Язык сухой, покрытый буроватой коркой. 5 января в 1 час пополуночи температура 40,4 °С, пульс 86; в 1 час 30 мин. температура 40,6 °С. В 3 часа ночи состояние больного слегка возбужденное. По временам бред. На вопросы отвечает сознательно, но не всегда. Ворочается в постели и стонет. Судорожное подергивание отдельных мышц. Жалуется на головную боль и боль в правой половине груди. При поворачивании покашливает. Мокрота не отделяется. Пульс 80, не вполне равномерный, слабого наполнения. Тоны сердца глуховаты. Сзади ослабленное дыхание с бронхиальным оттенком на выдохе. Прослушиваются в изобилии сухие хрипы и при глубоких вдохах в небольшом количестве мелкопузырчатые. Pectoral fremitus (голосовое дрожание) не изменено. Дыхание 20–25 в минуту, прерывистое. Печень и селезенка не прощупываются». А вот дальше, пожалуй, самая жуткаяфраза: «Беспокоен, не спит, предполагает инфекцию». Понятно, какую инфекцию предполагал у себя Турчинович… Об этом думал и доктор Д. К. Заболотный, которого вызвали к больному, и в 6.30 утра ему было введено несколько более 90 см3 противочумной сыворотки. Температура до впрыскивания 40,4 °С, пульс 82. В 8 часов утра температура 40,5 °С, пульс 92, полнее и напряженнее, общее самочувствие несколько лучше. Жалуется на тяжесть в голове. По временам бредит и дремлет. В 10.30 утра температура 39,8 °С, пульс 80; в 12 часов дня температура 39,8 °С; в 14 часов температура 40,1 °С; в 15 часов сильный озноб; в 18 часов температура 39,1 °С, сильный озноб, пульс 92 среднего наполнения; в 19 часов температура 40,4 °С, пульс 88, дыхание 21. И дальнейшее течение болезни было таким: высокая лихорадка, появление симптомов правосторонней пневмонии, желтуха (как симптом поражения печени), запредельное учащение дыхания — до 60 в минуту (при норме 20), падение сердечной деятельности и смерть от отека легких в 17.45 7 января 1904 года (на четвертый день болезни). Возможности врачей были очень скромные: кислород, камфора, опий. И главное — т. н. «парижская сыворотка», или сыворотка Иерсена, которую вводили В. И. Турчиновичу‑Выжникевичу в вену, в мышцу и даже в плевральную полость. А. Иерсен (Alexandre Emile Jean Yersin, 1863–1943) — швейцарец по происхождению, выдающийся французский врач и микробиолог (в начале XX века употребляли термин «бактериолог»). Это был гениальный человек, кавалер и командор Ордена Почетного Легиона. Он описал возбудителя чумы, а в 1895 году в Институте Пастера вместе с Э. Руа, А. Кальметтом и А. Боррелем разработал метод получения гипериммунной противочумной сыворотки. По А. Иерсену сыворотку получали путем гипериммунизации лошадей двумя антигенами — инактивированной нагреванием до 58 °С и неинактивированной взвесью культуры вирулентного чумного микроба в физиологическом растворе. Вирулентный штамм выращивается при температуре 28 °С в течение двух суток. Тогда это средство было единственной надеждой на спасение заболевших чумой. Конечно, введение в организм огромного количества чужеродного белка в виде сыворотки часто вызывало тяжелые аллергические реакции у больных (крапивница, боль в суставах — «сывороточная болезнь»), но из двух зол выбирают меньшее.

2. «Черная смерть»

Чем убивает чумная бактерия? Своими очень агрессивными токсинами и веществами, вызывающими гемолиз (разрушение клеток крови). Она поражает лимфоузлы и отдельные органы, легко и быстро проникает в кровь, вызывая бактериальный сепсис (сходство в течении болезни с лихорадкой Эбола, кроме бубонов, поразительное, даже путь передачи часто такой же). Считается, что сыворотка содержит антитела, которые должны обезвреживать токсины (антитоксическая сыворотка) чумной бактерии. Вот как раз легочная форма чумы, которой заболел В. Турчинович-Выжникевич, до сих пор считается самой опасной. Во время эпидемии 2013 года на Мадагаскаре, несмотря на современные методы лечения, почти 50 % заболевших умерли.

Диагноз доктора Турчиновича-Выжникевича — правосторонняя чумная пневмония, геморрагическая септицемия (сепсис), лимфаденит. Уже вечером 5 января мокрота больного представляла собой чистую культуру палочек чумы. Сопротивление организма было сломлено буквально за считанные часы!На вскрытии диагноз полностью подтвердился, причем было сделано важное замечание: «Увеличение глубоких шейных желез и обилие бацилл в них указывало на то, что первичное заражение произошло через слизистую рта». Дело в том, что при тогдашней примитивной лабораторной технике исследователи вынуждены были при наборе материала засасывать ртом растворы, содержавшие смертоносных микробов. Малейшее нарушение техники безопасности могло стоить исследователю жизни. Современник событий пишет: «После выяснения характера заболевания путем бактериологического исследования на форте были приняты следующие меры: 1) изоляция внутренняя (лазарет) и внешняя (карантин); 2) строгая дезинфекция зараженных и подозрительных помещений форта, вещей и обстановки в помещениях; 3) сжигание тела покойника, вещей и его обстановки; 4) наблюдение над всеми живущими на форте с ежедневным двукратным измерением температуры; 5) предохранительные прививки сыворотки всему персоналу форта; 6) лечение сывороткой заболевших. Дезинфекция форта представляла немало трудностей. Масса помещений лабораторных и жилых, заразные отделения, квартира покойника, лазарет, конюшня представляли различные условия, к которым нужно было приспособиться, и поэтому порядок и способ дезинфекции избирался применительно к каждому отдельному случаю. Помещение покойника, канцелярии и прилегающие коридоры были предварительно продезинфицированы гликоформоловым аппаратом Линдера, а затем орошены из гидропульта сулемой. Деревянная и железная мебель обмыта мыльно-карболовым раствором, мягкая — сожжена. Помещение лазарета, заразная лаборатория и вскрывочная орошены сулемовым раствором. Мебель и клетки обмыты горячим мыльно‑карболовым раствором. В заразных конюшнях коридор и полы дезинфицированы сулемой. Подстилка из торфа, навоз и деревянные ящики из-под животных сожжены. Лишний хлам, старые халаты и обувь из заразной лаборатории сожжены. Жилые помещения служителей и врачей дезинфицированы глико-формолом и формалином с помощью аппаратов… Полы и лестницы обмыты сулемой или 5%-й серной кислотой. Белье и платье дезинфицировали в паровой камере. Двери, дверные ручки, перила и электрические штепселя дважды обмыты горячим раствором лизола. Тело покойника завернуто в сулемовую простыню, перенесено в закрытом цинковом гробу в крематорий и сожжено. Сжигание продолжалось около 2 часов 30 мин. Затем зола и разрыхлившиеся кости были собраны в урну. С первых дней над всеми здоровыми сотрудниками, ввиду возможности дальнейших заболеваний, был учрежден медицинский надзор с ежедневным осмотром и двукратным измерением температуры. Кроме того, врачи и весь персонал форта получили предохранительные прививки сыворотки в количестве от 40 до 80 мл3. Вслед за введением сыворотки на второй неделе у многих появились эритематозные сыпи, крапивница и боли в суставах с повышением температуры. Никто из привитых не заболел». Какой мистический ужас вызывала чумная палочка: огонь был (да и сейчас остается) единственным верным средством от болезни. Замечу, что сама дезинфекция была едва ли не страшней чумы: карболовая кислота (фенол), сулема (раствор двухлористой ртути), формалин, лизол (производная карболовой кислоты) — крайне токсичные вещества. Но выбирать не приходилось. Несмотря на все меры предосторожности, потом заболел фельдшер, ухаживавший за больным Турчиновичем, но его спасли. Спустя три года погиб сотрудник лаборатории М. В. Шрейбер. Снова роковая неосторожность… Спустя 40 лет в центре Москвы погибли от чумы профессор А. Л. Берлин, работавший в саратовском институте — преемнике лаборатории форта «Александр I», и его лечащий врач. Чума по-прежнему не прощала ошибок. Учитывая тот факт, что в Китае чума не перевелась до сих пор, приходится и сегодня держать ухо востро, а противочумные костюмы — наготове…

Н. Ларинский, 2014 (источник http://uzrf.ru/publications/istoriya_i_bolezni/nikolay-larinskiy-chuma/)

 

 

 

 

Related Videos

Вышки сотовой связи. Современные технологии управлением населения
Рак — увы, такова горькая правда: нас едят грибы
Наркотики. СЕКРЕТЫ МАНИПУЛЯЦИИ!
Тест на функциональное состояние почек и дефицит селена.Метод Огулова А.Т.