Берегись автомобиля

Берегись автомобиля (11)
(СССР, 1966 г.)
Мелодрама
Реж.: Эльдар Рязанов
В ролях: Иннокентий Смоктуновский, Олег Ефремов, Любовь Добржанская, Анатолий Папанов, Ольга Аросева, Андрей Миронов, Георгий Жжёнов, Евгений Евстигнеев, Донатас Банионис, Любовь Соколова.

_________________________________________________________________________________________

Зритель любит детективные фильмы.
Приятно смотреть картину, заранее зная, чем она кончится.
И вообще, лестно чувствовать себя умнее авторов.
Жители столицы утверждают, что эта невероятная история
произошла в Москве.
Одесситы настаивают, что она случилась именно в их городе.
Ленинград и Ростов-на-Дону с этим не согласны.
Семь городов оспаривают это точно также,
как семь городов называют себя родиной Гомера.
Надо сказать, что неизвестно, где происходила эта история
и происходила ли она вообще.
Итак, как вы заметили, стояла темная ночь.
Неизвестный очень старался остаться незамеченным
и это ему удалось.
Здесь было так темно, тихо и пустынно,
что невольно хотелось совершить преступление.

— Позвоните на пост номер 2-06В…
— Есть!

— Перекрыть все шоссе!
— Есть!
Срочно доставьте мне снимки

— …отпечатков протектора!
— Есть!
Таня! А вы узнайте про отпечатки пальцев.
Итак, из одного района угнана третья по счету машина.
Действует одна и та же рука, опытная и умелая!
Эта рука действует в хлопчатобумажных перчатках фабрики номер восемь.
Тогда это не Федька — Золотой зуб. А что показал анализ масла,
которым преступник так любит поливать петли гаража?
Масло оказалось рафинированным.
А вы заметили, что во дворе, где произошла кража,
и рядом на улице ночует много безгаражных машин.
Да.
А украсть машину, которая на улице, ведь легче, чем из гаража?
Это вы очень точно заметили.
Если тут применять учение Станиславского о сверхзадаче,
возникает любопытная мысль:
преступник идет по пути наибольшего сопротивления. А почему?
Вот, раскрыв его сверхзадачу, мы поймаем преступника.
Это грандиозно!
Товарищ следователь, я забыл сообщить одну деталь,

— …может она поможет.
— Слушаю, товарищ потерпевший.
У меня на заднем крыле гвоздем процарапано неприличное слово…
Подождите… так… какое?
Здравствуй, Люба. Я вернулся.
Товарищи! Побыстрей заполняйте машину. Не скапливайтесь в хвосте.
Юрий Иванович, вход в троллейбус с другой стороны.
Иду.

— Здравствуйте, Яков Михайлович!
— Здравствуйте, Деточкин!

— Ну, как ваш дядя из Душанбе?
— Дядя? Плох.
В прошлый раз была тетя из Молдавии…
Двоюродная сестра!

— Нет, вы ж сказали…
— Она скончалась.
Да-а…все мы смертны, Деточкин… все мы смертны.
А если бы люди не умирали,
то мы бы не смогли страховать на случай смерти.
Вы не станете отрицать, Деточкин, что я проявляю к вам чуткость.
В каждом случае, когда заболевают или умирают ваши родственники,
я предоставляю вам отпуск за ваш счет.
Вы на редкость чуткий руководитель.
Правильно, Деточкин, но родственников у вас очень много…
А штатных единиц у меня очень мало.
Понимаете, ваши отъезды срывают нам план.
Я нагоню!
Поймите, я не могу ставить
родственные интересы

выше общественных.

— Я… я нагоню!
— Ну, идите и нагоняйте.
Меня вчера остановил милиционер. Доверенность недействительна.
Ты должна заехать и заверить ее в нотариальной конторе.

— Распишитесь, пожалуйста.
— Дима, распишись!
А, собственно, я и сам не знаю, зачем страхую свое имущество.
А пожары!
Обидно будет, если такое имущество сгорит безвозмездно.
Может нам застраховать нашу машину?
А вы купили машину?
Страхование автомобилей производится на случай гибели
или аварии в результате столкновений или стихийных бедствий.

— А на случай угона?
— На случай угона — нет.
Я не настолько богат,
чтобы оплачивать еще и стихийные бедствия.

— А где вы ее держите?
— Идите сюда!
Бежевая… цвет не броский… а гаража у вас нет?
Пока нет.
Да я хлопочу, но это трудное дело.
Обещают выделить место… так что гаража пока нет.
Но замочек я уже достал… японский, к нему ключа не подберешь.
Да, трудно подобрать… и отмычкой его не возьмешь.
Здесь нужен автоген, а автогеном резать… это такая возня…
Умница ты моя.

— Подвезти?
— Нам не по пути.
Как хотите!
Каждый, у кого нет машины, мечтает ее купить.
И каждый, у кого есть машина, мечтает ее продать,
и не делает этого только потому, что, продав, останешься без машины.
Человек, как никто из живых существ,
любит создавать себе дополнительные трудности.
Именно этим объясняется желание иметь собственный автомобиль.
Мысль о том, что 5 с половиной тысяч попросту брошены на мостовой,
может отравить любую счастливую жизнь.

— Мама!
— Приехал!
Я не могу понять, какие у страхового агента могут быть командировки?
Ну что ты стоишь, обед готов, иди мой руки.
Что за тяжести ты носишь в портфеле?
Там необходимые вещи для работы.
На тебя страшно смотреть — ты так исхудал и осунулся…
Корчной выиграл шахматный турнир… я болела за Таля.
Он отстал на пол-очка… Не смейся над матерью.
Эти командировки подозрительны не только мне…
А кому еще?
Ты ешь луковый суп по рецепту великого писателя Дюма-отца.
Командировки эти кажутся подозрительными Любе. Она права.
Она не желает выходить замуж за недотепу. — Это она тебе сказала?
Нет, не сейчас. Он же только что приехал.
В этот вечер Максим Подберезовиков двигался в неизвестном направлении.
Из другого конца города в еще более неизвестном направлении
шагал Юрий Деточкин. Они шли навстречу судьбе.
Они сближались.
У каждого следователя обязательно есть увлечение,
которому он посвящает время, свободное от розыска преступников.
Шерлок Холмс, например, играл на скрипке,
Максим Подберезовиков — в самодеятельности.
…Развитие народного самодеятельного искусства идет
вперед семимильными шагами. Веяния времени коснулись, наконец,
и нас, коллективов самодеятельности. Нас стали укрупнять,

создавая
народные театры, можно сказать, из клубных команд формируют сборные.
Сегодня у нас торжественный день.
Мы создаем сегодня новый народный театр.
Я надеюсь, что это будет крепкий организм… сплоченный.
Товарищ Деточкин, не суетитесь, сядьте на место.
В гостеприимных стенах нашего Дома культуры созданы все условия,
чтобы люди разных профессий приобщались к Мельпомене,
которая была, как известно, музой…
Наш, в частности, народный театр, создается, так сказать, из двух
дружественных коллективов. Э… из коллектива милиции и, это… шоферов.

— Я узнал вас.
— А это не я.
Это ж… вы говорили: «А судьи кто?».
Я про судей ничего такого не говорил.
Говорили, говорили… это ж вы играли Чацкого?
Я… я совсем забыл…
А теперь мы вместе с вами будем играть в одном спектакле.

— Я очень рад!
— Я тоже!
Есть мнение, что народные театры вскоре… вытеснят…! Наконец…
театры профессиональные! И это правильно!
Актер, не получающий зарплаты, будет играть с большим вдохновением.
Ведь кроме того, актер должен где-то работать…
Неправильно, если он целый день, понимаете, болтается в театре.
Ведь насколько Ермолова играла бы лучше вечером, если бы она днем…
понимаете… работала… у шлифовального станка.
Звание народного театра ко многому обязывает.
Кого мы только не играли в своих коллективах!
Не пора ли, друзья мои, нам
замахнуться на Вильяма, понимаете, нашего Шекспира?
И замахнемся!
Пожалуйста, транзисторный приемник «Альпинист». Аккуратней, прошу вас.
Простите, кто из вас Дима? Я от Олега Николаевича.

— Какого Олега Николаевича?
— Приятеля Леонида Осиповича.
Мне нужен магнитофон заграничный, американский или немецкий.
Вот есть очень хороший отечественный.
Нет, отечественный не подойдет.

— Заграничный надо изыскивать.
— Я понимаю. Сколько?

— В чем дело, гражданин?
— Смотрю.
Что, в зоопарке, что ли? Вон телевизор смотрите.

— Пятьдесят.
— Пятьдесят?

— Ну возьмите себя в руки.
— Нужно узнать, привезти. Италия?
Нужно попридержать…

— …телефончик оставьте…
— Хорошо.

— Дайте, пожалуйста, мне «Беломор».
— «Беломора» нет.
Ну…что у вас есть? Дайте тогда сигареты «Друг»
Такси! Такси! Такси!
Будьте любезны! Умоляю! Я опаздываю. Это ваша машина?

— Нет.
— Но вы шофер?
Нет, нет.

— А что же тогда здесь делаете?
— Хочу угнать машину, а Вы мешаете.
Ну, тогда, пожалуйста, угоните вместе со мной, я опаздываю на поезд.
Ах! Садитесь. Только Вы становитесь соучастником.
Вот! Я Вас предупреждал!
Держите его! Вон он! Попался! Держите, держите вора!
Держите его! Не отпускайте! Ух ты, ворюга!
Я не вор! Я опаздываю на поезд. Пожалуйста, вот мой билет!
Подготовился! Смотрите, какой предусмотрительный! А?
Наконец-то! Скорее! Поймали жулика. Пытался угнать мою машину!

— Кто

владелец?
— Я, то есть, мы.
Я не вор. Я опаздываю на поезд, а он у меня отобрал билет.

— Ваши документы?
— Пожалуйста. Вот билет.

— И ваши.
— Что?

— Разбираться будем не здесь. Кто свидетель? — Я. А что случилось?
Я не вор. Вор сбежал. К сожалению, я не запомнил его в лицо…
я опаздываю на поезд! Впрочем, я уже опоздал.

— Ваша?
— Ну что вы! Боже сохрани!
Да, я свидетель. Я свидетель. Я. В профиль я получаюсь лучше…
Так вот, я начну с самого начала.
Ко мне сегодня не завезли «Беломор». Ну… не завезли, так не завезли.
А если покороче?
Молодой человек… в вашей профессии не надо торопиться.
«Беломор» — это деталь для следствия! И этот самый человек,
который забрался в вашу машину, тоже сначала просил «Беломор»,
а потом купил сигареты «Друг»,
30 копеек пачка, с собачкой на этикетке.
И вот я тогда подумал: «А почему он нервничает? Почему?»
Стоп! Стоп, стоп! О чем вы все время думаете?
Каждый игрок должен знать роль назубок
и не надо бестолково гонять по сцене.
Играть надо головой!
И не надо грубить, а то я вас выведу с поля… э… с репетиции!

— Я не грублю, я…
— Пе-ре-рыв!
Евгений Александрович, вот это место: «Оставьте, ради бога!»
А… оставьте! Перерыв!

— Что я ему мальчишка, что ли?
— Да не расстраивайтесь! Что вы…

— Вы что курите?
— Сигареты «Друг»
Да-да… сигареты «Друг»… собака на этикетке… тридцать копеек…
Вообще-то я курю «Беломор», но «Беломора» не было.
«Беломора» не было, это вы верно, поэтому он и купил сигареты «Друг».

— Кто он?
— Преступник.
Какой преступник?
Современный, я бы даже сказал, преступник нового типа.
Что раньше забывали жулики на месте преступления? — Что?
Кепки, окурки, а теперь вот… Шекспир!
Да вы не пугайтесь, тут нет пятен крови!

— Так вы что, следователь?
— Да, я веду дела по угону машин.
Отпечатков пальцев нет. Преступник работает в перчатках.

— Но вам это не интересно?
— Нет… очень интересно!
Понимаете, нет ни библиотечного штампа, ни…
Я говорю: нет ни библиотечного штампа, ни фамилии владельца.
Знаете, некоторые надписывают книги?
Знаю, но я не надписываю.
В городе орудует шайка. Угоняет личные автомашины.
За год из одного района угнано четыре автомобиля.
Три!
Ну вот, и вы уже слышали. Да, три.
Четвертую угнать не удалось. Но скоро с этим будет покончено.

— А каким образом?
— Мы задержали одного члена шайки.
Приличный человек — инженер. Жена — врач. Двое детей.

— А как он выглядит?
— Такой маленький.

— Кругленький?
— Да…

— И… и вы его арестовали?
— Ну, зачем же такая строгая мера.
Собирался удрать на курорт, но я взял с него подписку о невыезде.
А вдруг это не сообщник? Уважаемый человек, а вы лишили его отпуска?
Чутье мне подсказывает, он не виноват.
Но окончательное выяснение — это дело

нескольких дней.
Мне уже известны приметы главаря шайки…
Высокий… ходит в плаще, в шляпе, с портфелем…
и главная примета — сутулый…
А как вы собираетесь ловить главаря?
Товарищи! Прошу всех на второй тайм!
Нам, пожалуйста, капкан на крупного зверя.

— На лису пойдете, на волка?
— На медведя. — Шутит.
Скажите… как действует?
Сюда кладете приманку.

— Приманка у вас есть?
— Есть, есть.
Хищник чует приманку… крадется. крадется… и зверь пойман!

— Прелесть!
— Выпишите!

— По-моему, все хорошо.
— Прелестно! Неси мороженое…
Симочка! Ты же не в лесу! Ребята, не отделяться! В коллектив!
Семицветов! Дима!

— Она у тебя блондинка!
— Бежевенькая!
Ребята, когда я выпил, я за руль не сажусь.
Прокати нас, Дима! Прокати нас, Дима… Прокати нас, Ди-ма!
Тихо! Тихо! Тихо!
Сейчас в милиции изобрели такую пробирку, в которую как… фу-у!
Дыхнешь, сразу видно, пил человек или не пил.
А если пил — лишают прав.

— А я поеду все равно!
— Симочка, это же не пляж!

— Что ты ложишься! Это же полировка!
— И пожалуйста!

— Слушай, я з-здорово набрался!
— Да!
Должен положить себя в горизонтальное положение.

— Кто там?
— Люба, это я!
Что такое?
Что случилось?
Люба, понимаешь, кругом понаставили капканов! — Боже мой!
Несчастный я, несчастный, мне так не повезло!
Преступник дважды покушался на одну и туже машину.
Не случайное совпадение. Я думаю, он хотел угнать именно вашу машину.
Резонно… я об этом тоже догадался.
А ставить капкан на живого человека не следовало.
Вы не сумели уберечь нас от бандита, пришлось заняться самообороной.
Почему он прицепился именно в вашей машине?
Вы не подозреваете никого из ваших знакомых?
У нас знакомые вполне приличные люди.
Ну, может быть, вам кто-нибудь завидует?
Чему? Странные вы вопросы задаете.
Запросите поликлиники, не обращался ли кто
с характерной травмой ноги?
Давайте установим наблюдение за вашей машиной!
Нет, спасибо… Мы уже завтра ставим гараж.
Как не придете? Смотрите, режиссер вам назначит штрафной удар!
Ах, нога болит! Ну, тогда лежите… конечно, передам… выздоравливайте!

— У кого нога?
— Это нога! У того у кого надо нога!

— Ну, что ж, звоните.
— Когда?
Когда у вас угонят машину.
Дима, у Топтунова дачу отбирают!

— Кто отбирает?
— Ты что, дурак?
Папочка, у Топтунова дачу отбирают.
И правильно отбирают, давно пора! С жульем, допустим, надо бороться.
Ну почему он жулик? Человек умеет жить.
Ты мне скажи, на какие заработки заместитель директора трикотажной
фабрики отгрохал себе двухэтажный особняк?

— Это его дело!
— Нет, наше!
Мы будем нещадно бороться с лицами, живущими на нетрудовые доходы!

— Помолчи папочка!
— А, испугались!
Вот дам тебе, просто-таки, коленом, и вылетишь с моего участка!
Папа, мне надоел ваш солдафонский юмор! Ну что такое

коленом? Ну зачем?
А чего ты задаешься, зять? Ты кто такой есть?
Это моя дача!
Пускай все слышат, это моя дача!
Числится вашей! Но строится на мои деньги.
А ты это докажи! Да перестаньте же, ну?
Ты вообще живешь на свете по доверенности!
Машина на имя жены, дача — на мое, ничего у тебя нет. Ты голодранец!
Ну почему! Почему я должен так жить? Господи, за что? Почему?
Я, человек с высшим образованием, должен таиться, приспосабливаться,
выкручиваться! Почему я не могу жить свободно, открыто?
Ой, когда все это кончится! Никогда! А что ты вообще имеешь в виду?
Ты знаешь, что я могу, просто-напросто,
за это с тобой сделать?

— Я знаю… знаю…
— Боится!
Пожалей его, папочка!
Этот тип всегда должен помнить, кто я такой есть! А он рядовой жулик!
Все-таки надо тебе дать коленом!

— Кто там?
— Люба, это я!

— Что случилось? Опять капкан?
— Нет, на этот раз все обошлось.
Уезжаешь? В командировку?
Сейчас? Ночью?
Да я не виноват… приходится… потому что, понимаешь,
командировка — это довольно сложное мероприятие.
Люба! Ну зачем же так расстраиваться.
Я через несколько дней вернусь. Я тебе оттуда напишу. Слышишь?
Люба! Я тоже очень огорчен. Видишь?
Здравствуйте. Вы знаете, у нас заедает правый поворот.
А при переключении скорости такой звук…
Послушаем.
Да, а позавчера весь день в машине пахло бензином.
Понюхаем.
Где машина-то?

— Товарищ начальник…
— Здравствуйте!
Я вижу вы один едете. Помогите мне, пожалуйста, завести этот драндулет.

— Завести мотоцикл?
— Да. Никак одному не справиться.
Да нет. Аккумулятор подсел.
Тысячу раз просил начальство пересадить меня на новый мотоцикл.
Да… со старым аккумулятором это не жизнь.

— Ну, что? Три-четыре, взяли?
— Попробуем.
А ну, взяли в разгончик! В разгончик, в разгончик.

— Ну… стоп! Я вижу ты приморился?
— Немножко.

— Ну, давай теперь я тебя покатаю.
— А какой смысл?
Слушай, друг. Давай подцепим к твоей «Волге». У тебя трос есть?
А кто его знает, что там есть…
Я не помню. Я сейчас посмотрю.
Есть буксир!
Хорош!
Порядок! Спасибо, друг, выручил.

— Человек человеку друг.
— О, точно.
Случилась со мной беда — ты мне помог.
Случись с тобой — я помогу.
А вместе делаем общее дело: ты — по-своему, а я по-своему.
Скажи, друг, где-нибудь здесь есть телеграф?
Недалеко, садись, провожу.
Прошу оформить отпуск 5 дней за свой счет связи внезапным тяжелым
состоянием… тяжелым состоянием… любимого племянника.
Так, так…так! Понимаю! Записываю… все!

— Отдыхаем?
— Ага…

— Что-нибудь случилось?
— Да нет, ничего, ничего.

— Кто хозяин?
— Я.
Документы на машину.
Извините.
Погоня! Какой детективный сюжет обходится без нее.
Один бежит, другой — догоняет… таков непреложный закон жанра.
Детектив без погони, это — как жизнь без любви.
Деточкин любил детей. Он не мог

поступить иначе.
Деточкин понял, что это конец.
Ему захотелось закрыть глаза, но он боялся задавить пионера.
Но инспектор тоже любил детей, и в благородстве не уступал Деточкину.

— Попался, брат!
— Да уж, попался!
От милиции не уйде… что за черт! А ну-ка, погоди!

— Ты… ты погоди, не уезжай!
— Ну что, брат?
Что, что…да вот, опять, понимаешь, аккумулятор…
А я тебя предупреждал. Со старым аккумулятором — это не жизнь.
Я всегда этого боялся. Будет важная работа, а он подведет.
Вот! Не пересадили меня на новый мотоцикл.
Сочувствую.

— Не повезло тебе.
— Зато тебе повезло!
Из нас двоих кому-то должно было повезти.
Ну так что будем делать, брат?
А чего это ты от меня удирал?
Привычка. Ты догоняешь, я удираю.
И у меня привычка. Ты удираешь, а я догоняю… вышел бы, помог.
Подцепили бы к твоей «Волге», как в прошлый раз.
Нет уж! Я уже убедился, как ты отвечаешь на доброту. Прости!
Не мешайте же! Смотри, милиция!
Запирайте гараж! Приступайте!
Подымай!
Опускайте!
Я всегда говорил, что это талантливый преступник.
Может быть, даже… он талантливее меня.
Елки-палки, все деньги одними рублями!
Не мешайте меня, а то я буду начинать сначала.
Пять тысяча пятьсот! Все!
Почему у вас деньги одними рублями? Это что-то подозрительно. Нехорошо!
А вы что? Прокурор?
Я не спрашиваю, откуда эта машина, почему нет документов.
А я могу сказать откровенно. Я угнал эту машину.
Я тебе тоже могу рассказать откровенно. Я — пастор.
Эти рубли — пожертвования ему! Ну! Осталось немножко!
И вы верите в Бога?
Все люди верят, одни верят, что Бог есть, другие верят, что нет.
И то и другое — недоказуемо! Будете пересчитывать?
Буду!
Вот! Как обещал… магнитофон «Грюндиг».
Но он новый?

— Абсолютно новый. Лично проверял.
— Ну, выписывайте. Я все помню.

— Восемьдесят!
— Как? Вы же говорили пятьдесят?

— Изменились личные обстоятельства.
— Ну, знаете, это просто грабеж!
Я не настаиваю. Вещь уйдет в секунду. Элегантная вещь…

— …четыре дорожки… стереофония.
— Выписывайте!
Гражданин, вещь продана, не надо руками трогать, продана вещь.
Почему же все-таки он хотел угнать именно вашу машину?

— Что с тобой?
— Меня застукали…
Я погиб… ко мне приходил следователь.
Тебя посодют, а ты не воруй!
Семен Васильевич! Вы же у меня в доме!
Твой дом — тюрьма!
Инка, Инка! Что делать? Что делать? Инка, что делать?
Сухари сушить!
Дима, не волнуйся! Надо дать следователю в лапу!
Да ты в ума сошла! В лапу! Сумасшедшая!

— Надо дать много! Тогда он возьмет!
— Молчать! Смирно!
Не допущу! Позор!
Папа, с твоими поучениями ты бы выступал у себя на рынке.
Я торгую клубнику, выращенную своими собственными руками.
А за взятки не то, что зятя — родную дочь сотру в порошок!
Ничего! В тюрьме тебя перевоспитают.
Лет через 10 вернешься

другим человеком!
Положь птичку!
Жениться нужно на сироте!
Вы не сомневайтесь, у меня эти деньги есть, вот… полный портфель.
Вы на самом деле хотите перевести

— …эту сумму детскому дому?
— Да.
Вы воспитывались в этом доме? Это ваши личные сбережения?
Ну, как вам сказать… в общем… я тоже приложил к этому руку.
Здравствуйте! Мне Юрия Ивановича Деточкина.

— Я — Юрина мама.
— Очень приятно.
Я из народного театра.
Я очень довольна, что Юра играет в театре.

— По-моему, у него есть способности.
— У него просто талант.

— Он не пришел на репетицию…
— Голубчик, он в командировке.
Я ненавижу его командировки. Срывается среди ночи, исчезает.
Люба права, тут что-то неладно. Люба — Юрина невеста.
Он у меня какой-то несовременный. Очень долго за ней ухаживает.
Они познакомились, когда он пришел ее страховать…
Скажите, какие у страхового агента могут быть командировки?

— Вы кто по профессии?
— Следователь.
Вот вы и разберитесь!
Когда я была молоденькой, за мной следователь ухаживал.
Но я вышла замуж за красноармейца.
Мы пели: «Наш паровоз вперед летит, в коммуне остановка!».

— А когда же он уехал и надолго ли?
— Трое суток назад, ночью.
И самое поразительное, он приехал к Любе прощаться на какой-то «Волге».

— А! Ну, взял такси!
— Нет, он сам сидел за рулем.

— Разве Юрий Иванович водит машину?
— Юра? 10 лет шофером работал.
Потом в аварию попал, у него было сотрясение мозга.
Врачи посоветовали Юре пока не ездить,
и он устроился страховым агентом.
Что с вами?
В какой город вы послали в командировку
вашего сотрудника Деточкина?
Я его никуда не посылал.
У Деточкина есть очень много всяких болезненных родственников,
в разных городах Советского Союза.
Вот я получил недавно телеграмму… вот она. Вот.
Заболел его очередной племянник, любимый. Он взял отпуск за свой счет.
Максим был вне себя. Воспоминания жгли его сердце.
Как ловко скрывал Деточкин свой интерес к розыску главаря! Лицемер!
Как угнал машину при помощи автокрана!
Подлый выдумщик, вор!
Он предал самое дорогое — дружбу! И нет пощады такому человеку.
Мама? Это я. Я только что приехал… я здоров… дома все спокойно?
Никто не приходил?
Ты доигрался в своем народном театре.
К тебе заходил следователь.

— Защищайтесь, сударь!
— Я к вашим услугам…
Я имею честь напасть на вас…

— Где вы пропадали?
— Какого черта, я был в командировке!
А как здоровье племянника?

— Какого племянника?
— Любимого!
А волчий капкан? А больная нога? А сигареты «Друг»?
Прекратите отсебятину! Во времена Шекспира не было сигарет «Друг»!
И потом, почему вы перешли на прозу?

— Подберезовиков!
— Да?
О чем вы все время думаете?
Перестаньте! Перестаньте махать саблей!
Вот это удар! Спокойно!

— Где он?
— Очнулся!

— Живой!
— Перерыв!

— Сколько вы продали автомобилей?
— Четыре.
Допустим, четыре. Приличная сумма, целое состояние.
Откуда ты такой взялся: мама такая хорошая, про паровоз поет.

— Простите, а вы не псих?
— Нет, у меня и справка есть.
Хорош артист!
Я всегда говорил: настоящий жулик, как правило, хороший артист!
Крали только у тех, кого считали жуликами. Я ведь, сразу догадался!
Думаете, на суде скостят годик-два?
Где прячешь свой капитал?

— Здесь.
— Ага! Так!
Здравствуйте! Что же вы мне сразу ничего не сказали?
Прошу вас вместе с другом перейти в отдельный кабинет.
Раечка! Людочка!
Сейчас принесут свежее пиво, только что завезли, и воблы подадут…

— А воблу только что поймали!
— Шутник ваш друг!
Скажите, о машине ничего нового нет?
Скоро будет.

— Пройдемте отсюда.
— Побудем еще немного, если можно.
Вряд ли меня будут кормить в тюрьме так, как здесь.

— Что это такое?
— Смена белья на всякий случай.

— А это?
— Справки, квитанции, документы…

— Какие еще документы? Где деньги?
— А это и есть деньги.
Что? Вы что, переводили деньги в детские дома?
Угу.

— Ну, а сколько вы оставляли себе?
— Ничего не оставлял.
Только на проезд и командировочные.
Да, дорогой зритель, Деточкин не брал себе денег.
Он хоть и вор, но бескорыстный, честный человек.
Они разложили на столе бухгалтерские документы.
Это ревизия… подай им наше «фирменное пиво».
Ага.
Первую машину я не продавал. я ее в Курске, у милиции оставил.
Приклеил к ветровому стеклу подробную объяснительную записку,
а сам ушел на вокзал и вернулся в Москву.
А… со второй машиной вышла несправедливость.
Я ее тоже к милиции подогнал,
и тоже записку оставил, что ее хозяин — жулик!
А ее вернули владельцу… вот тогда я решил продавать!
Я тебя люблю!
На! Постановление о твоем аресте! А теперь отдай мне его!
Возьми!

— А теперь я его разорву!
— Максим! Максим. Не смей!

— Юра!
— Не смей! Тебе попадет!
Максим! Ребята! Мы друзья! Ребята!
Папаша! Все в порядке! Папаша! Все в порядке! Папаша!
Ну возьми его себе! Я тебе его дарю!
Заходите! До свидания! До свидания!
Друг! Друг!
Если я заболею к врачам обращаться не стану.
Обращусь я к друзьям, не сочтите, что это в бреду…
Слушай, друг! Не сажай меня до премьеры, прошу тебя!
Я тебя вообще сажать не буду. Живи свободно!
Такая роль! Один раз в жизни бывает, понимаешь?
Играй премьеру и все последующие спектакли.

— …последующие не надо.
— Нет, надо, надо!

— Ох ты, ла-апа!
— Я пошел к Любе!
Под машину не попади!
Зачем ты это делал? Кто тебя просил? Кто тебя заставлял?
Ты посмотри на себя. Ведь ты же… идиот.
Ты рассуждаешь, как трехлетний ребенок.
Ну чего ты уселся. Встань!
Что же делать? Боже мой! Ты обо мне подумал? Нет? Нет.
Ты ведь всегда только думал о себе. Тебя посадят, Юра.

— И правильно сделают.

Неправильно сделают.
Застегнись. Я тебя ждать буду, Юра. 5 лет, 8 лет, 10 лет.
Спасибо… 10… 10, значит, тогда мне будет 46.
Да, это, конечно…
— Боже мой!

— С кем я связалась!
— Ну с кем ты связалась? Ну?
Нет, ты посмотри только, на что ты похож…
Ну на что я похож?
Боже мой, всю жизнь испортил, Юрочка!
Юра!

— Доброе утро! Это я!
— Привет!
Скажите, вы уже слышали, что сегодня опять угнали машину?
А вы сегодня в окно не выглядывали?
Алло? Алло! Почему вы молчите? Вы что, в окно смотрите, да?
Ну и как?
Зачем вы это сделали? С каких пор вы стали угонять
машины у честных людей? Где же ваши принципы?
Э, нет! Это машина Стелькина, а он взяточник.
Какой еще Стелькин! Это машина известного ученого! Доктора наук!
Минуточку, я сейчас сверюсь с картотекой.
Картотека у него! Картотека! Бюрократ несчастный!
Это машина Стелькина, а он взяточник.
Не может быть… неужели я ошибся!
Вы сейчас же перегоните «Волгу» ее владельцу. А вам я советую…
Явиться ко мне, как говорят, с вещами!
А спектакль?
Спектакля не будет!
Войдите!
Здесь отчет о проделанной работе.
Постановление… о моем аресте.
Добрый вечер!

— С премьерой!
— Вас также.
Мне принесли такой смешной парик!
А зачем вам парик? У вас и так вся жизнь прошла в гриме.
А почему это вы говорите о моей жизни в каком-то прошедшем времени?
Так завтра ж суд. Вам грозит 5 лет.
У меня есть смягчающие обстоятельства. Я — честный человек.
Какие? То, что вы крали машины у одного жулика, а другому продавали?
Ну, в моей работе были какие-то недостатки. Ау кого их нет?
Вот вы, например, в течение долгого времени не могли меня поймать.
Трудно поймать человека, который ведет двойную жизнь!
М-меня всегда это очень угнетало и мучило.
Э-э… завяжи мне бант.
Никакое хорошее дело не может сопровождаться ложью и обманом.
Надо же! Самовольно вершил суд, творил расправу.
По совести говоря, все это глупость и преступление.
Подследственный, вы куда?
Значит, ты тоже считаешь,

— …что я виноват?
— Да!
Товарищи, зрителей полный стадион. Прошу всех на сцену.
Да, не забудьте сказать: «Быть или не быть?». А вы опять не готовы?
Вот, Гамлет, мой платок! Лоб оботри!
За твой успех пьет королева, Гамлет.
Но в третий раз, Лаэрт, вы не шутите. Деритесь с полной силой.

— Я боюсь, вы неженкой считаете меня?
— Вам кажется? Начнем!
Простим друг другу, благородный Гамлет.
Будь чист пред небом! За тобой иду я! Горацио!

— Я гибну… мать… прощай!
— Юра, я здесь!
Встать! Суд идет! Продолжаем заседание суда.
Деточкин преступил закон, а закон, как известно, шутить не любит.
За всю практику у судьи не было такого странного парадоксального дела.
По закону Деточкину грозило лишение свободы сроком до пяти лет.
Деточкин не просто вор. Он хуже! Он бандит!
Его надо судить за бандитизм со

взломом!
Этот тип замахнулся на самое святое, что у нас есть! На конституцию!
В ней записано: «Каждый человек имеет право на личную собственность.
Она охраняется законом». Каждый человек имеет право иметь машину,
дачу, книги… деньги! Товарищи, деньги пока еще никто не отменял.
От каждого по способностям, каждому по труду в его наличных деньгах.
Против свидетеля Семицветова возбуждено уголовное дело.
Папа! — Ничего, ничего, найдешь себе другого, честного!
Если будущее Димы Семицветова вырисовывалось теперь довольно ясно,
то судьба Юрия Ивановича Деточкина оставалась еще туманной.
Наконец суд вызвал самого важного свидетеля Максима Подберезовикова.
Уважаемый товарищи судьи.
Сначала я вел это дело как следователь.
Но когда выяснилось, что обвиняемый мой друг,
я отказался от ведения дела
и выступаю сейчас только как свидетель.
Я понимаю, товарищи судьи, перед вами сложная задача:
Деточкин нарушал закон, но нарушал из благородных намерений.
Он продавал машины, но отдавал деньги детям.
Он, конечно, виноват, но он… не виноват.
Пожалейте его, товарищи судьи: он хороший человек.
И отличный работник!
А вы не знаете, так молчите.
Свободу Юрию Деточкину! Юра!
Тихо! Я требую тишины или немедленно прошу очистить зал!
Подсудимый, вам предоставляется последнее слово.
Граждане судьи, может быть, я неправильно действовал,
но от чистого сердца. Я… не мог этого терпеть.
Ведь, воруют, много воруют… я ведь вам помочь хотел, граждане судьи.
Отпустите меня, пожалуйста!
Я больше не буду… честное слово не буду!
Как уже известно, зритель любит детективные фильмы.
Приятно смотреть картину, заранее зная, чем она кончится.
Эта невероятная история, которая неизвестно где происходила,
и происходила ли вообще, подходит к концу.
Здравствуй, Люба. Я вернулся.
_______________________________________________________________________________________________________________

Related Videos

Тайное и Явное Цели и деяния сионистов.(1973г. СССР)
Операция «Ы» и другие приключения Шурика с русскими субтитрами
1+1 или Неприкасаемые
Операция «Гроза», или вся правда о Великой Отечественной войне!