Укрощение строптивого / 1980 / Фильм / HD / Адриано Челентано

Укрощение строптивого / 1980 / Фильм / HD / Адриано Челентано

 

/Сельский клуб/

— День добрый.

— Добрый день.

— Здравствуйте, я редактор сельхозяйственной газеты. Я из Бергамо.

— Ладно. Тогда напишите, что власти должны дать нам субсидию. Урожай погиб. Дождя не было 4 месяца.

— Погодите… Погодите… Я по другому поводу. Ищу новости.

— Любопытные факты, сплетни о вашем коллеге, об одном местном фермере.

— О ком это?
— О неком… Сейчас… Минуточку… Элия Кодонио.

— Элия? Что он там натворил?

— Ничего. Ему сегодня исполняется 40 лет и мы даем о нем материал.

— Что это за имя – Элия!? Характер скверный. Он просто медведь. Местный феодал.
/УКРОЩЕНИЕ СТРОПТИВОГО/

— Но он симпатичный.
— На фотографии.
— Он ни с кем не ладит.

— С ним и правда так трудно общаться?
— Он поссорился даже с парикмахером.

— Он подстригал волосы, затем поставил сзади зеркала и Элия говорит «мне так не нравится, хочу подлиннее». Ха-ха-ха.
/Дружный хохот/

— А мои дочки слушали в четверг вечером музыку на вечеринке. Он подал в суд из-за шума.

— Хотя ты живешь в 2 километрах.

— Он сказал, что я разбудил его кур. Они перестали нестись. /Дружный хохот/

— На кого он только ни подавал суд. Он подал иск на всех жителей деревни.

— Даже на меня.
— А вы кто?
— Судья.

— Он женат, этот Элия?

— Если ты с ним заговоришь о женщинах – о тебе голову разобьет.

— Ни кого к себе не принимает.

— Значит живет один?
— Один с экономкой.

— Бедняжка делает всё, чтобы найти ему жену.

— В воскресенье она представила ему одну девушку.

— Только-только вышла из колледжа. Он вышел к ней переодетым Франкенштейном.
/Дружный хохот/

— Девушка убежала. Наверное, до сих пор дрожит от страха.

— И он не бывает в клубе?

— Почему же?! С утра был, но уже переоделся и играет в теннис.

— А-а-а! Значит, его характер всё-таки не мешает ему находить партнеров для игры в теннис?

— О-у…

— Аут!!! Кто же так бьет?

— До смерти загоняю! Увидишь!

— Подавай. Опа-па.

— На-ка.

— Вот. Еще. Ага.

— Хватит. Я выиграл!

— Это то, кто вам нужен.

— Ну и надымили. Топор можно вешать.
/Хором/
— О-о-о…

— Мне кофе.
— Какой желаете?

— Двойной! И покрепче.
— Сию минуту.

— Это мой табурет. Слезай.
— Извините. Мне не сказали.

— С вашего позволения представлюсь – меня зовут…

— На этом закончим. Не хочу перегружать память.

— Э-э-э. Видите ли, я представляю газету из Бергамо.

— А я не представляю.

— Сколько сахара?
— Два, но чтобы я видел.

— Наша газета хотела бы на ваше рождение отреагировать большой статьей.

— И при этом на первой полосе.
— За плату?

— Нет. Бесплатно.
— Это меняет дело. Я готов.

— Что вам нужно?

— Кое-какую информацию я уже успел получить от ваших друзей. Они рассказали, что у вас…

— Так, и что же у меня?

— Если не кривить душой, портрет получится не очень то хороший.

— М-м-м… Конечно, на вид вы симпатичный человек, известный в округе. Но,

говорят, у вас плохой характер.

— У меня плохой характер?

— Это у меня то он плохой?!
/Хором/
— Да!!!

— Кто сказал?

— Хором, это еще не значит, что так считает каждый из вас.

— Я спрашиваю – кто лично? Вот ты! Плохой у меня характер?

— Да.
— Смелый. И за это прощаю.

— Ваши друзья утверждают, что вы такой резкий и раздражительный, потому что вовремя не женились.

— Значит у меня плохой характер оттого, что меня не окрутили?!

— У вас такой характер, потому что вы до сих пор холостой.

— Так я и понял. У меня плохой характер, потому что меня не удалось окрутить?

— И вы ничтожные подкаблучники, женатое отребье, смеете мне говорить такое?!

— Вы – которых окрутили женщины, перекроили по своему подобию?! Да, вы забыли, что такое мужской характер!!!

— О тебе нечего говорить – тяжелый случай.

— У этого до женитьбы была копна волос. Где они теперь?

— Ты был как колосок. А сейчас? Подвинься. Пингвин надутый.

— У тебя была железная хватка.
— Ну, и что же ты хочешь?

— Показать, чем ты стал теперь, после того как женился.

— М… М-м-м…

— Вот это да!
— Силач.

— У тебя был рост 2 метра 40.

— Ты мог заметить жаворонка высоко в небе. А теперь не видишь собственного пупка.

— И они меня еще жалеют. Мне сегодня исполнилось 40 лет, а я в превосходной форме!!!

— Может кто нибуть из вас, женатиков, повторить такое?!

— О-о-о!
— Ничего себе!

— Ерунда…
— Ты сможешь?
— Ну и что?!

— Следите за руками.

— Добрый день, Элия.
— Добрый.

— Добрый.

— Добрый.

— Добрый.
/Звук свистка/

— Оп… Оп-па.

— Так. А теперь прыгаем, отрываемся от грешной земли. Летим выше, к небесам, звездам. Выше!

— Привет.
— Привет.

— Заставляю ребят тренироваться как можно интенсивней. Хэ…

— В понедельник у нас финальный матч по баскетболу. Придешь?

— В понедельник лечу в Брюссель.

— А!
— Общий рынок обсуждает договор о капусте.

— Ясно… Жалко. У нас будет потрясающий матч.

— Вообще-то, баскетбол меня не интересует.
— О!

— Скажи… Как там с дождем? Что нибуть делаешь?

— Э… Я?… А что я могу поделать?
— Молиться! Что же еще?!

— Каждый вечер молю Иисуса.
— Так обратись к нему с утра.

— Элия…

— Поздравляю тебя с днем рождения.

— Спасибо.

— А знаешь, ты подошел к тому возрасту, когда нужно подумать…

— Ну, словом, взглянуть на себя как продолжателя рода человечества.

— Всё ясно. Опять эти же разговоры. Ты же меня знаешь. Я никогда не женюсь.

— Не женишься? Элия!

— Ты же крепкий, полный сил и жизненной энергии. Мужчина!

— Убери руки!

— Ну, как это может быть, чтобы ты не подыскал себе женщину?

— А ты подыскал?
— Причем тут я? А? Хэ-э-э…

— Ну, вот скажи, разве у тебя не бывают такие моменты, когда плоть восстает и требует своего?

— Эти импульсы трудно подавлять в себе. Бренность требует своего!

— Ей невозможно противиться. Ты вспомни! Тебе должны быть знакомы такие

импульсы.

— Знакомы, конечно.
— А-а-а! Ну, и что ты делаешь?

— Эх… Да просто в сарае колю дрова.

— А-а-а!
— А ты что?

— Звоню в колокола.
— М-м-м… И часто звонишь?

— М-м-м… Во…

— До скорого. Увидимся.

— Побольше легкости и свободы. Прыгайте! Прыгайте! Летите!

— У вас нет никакого веса. Вы можете звонить в колокола!

— Эй, Тони. Ты сеешь? Но ведь давно прошли все сроки.

— Нет, это зерно для ворон.

— Молодец… Если ты подкармливаешь птиц, значит у тебя добрая душа. Они братья наши.

— Ага. Бросаю им отравленную пшеницу. Авось все передохнут.

— Не дай бог, хоть одна спасется. И тогда, пиши – пропало.

— Но чем они провинились?

— Будто мало мне одной только засухи.

— Эти проклятые зверюги накинулись на меня.

— Я сею овес, склевывают кукурузу. Ни одного зерна не оставили.

— Всё подряд жрут! А я прокормиться не могу!!!

— Так лучше пусть они сдохнут, чем мне пропадать!

— Но к чему такая крайность? Можно же договориться обо всем.

— Сказал тоже «договориться»! Ты только взгляни на этих обжор!

— Чтоб они дохлые все вниз попадали! Эти черные уродины!!!
/Вороны галдят/

— Тихо!

— Отвечай – кто тут за главного?

— Кар-рр-р.

— Ты?… А часом не врешь?

— Кар-р.

— Тогда слушай, что скажу. В двух милях отсюда за рекой есть брошенный участок.

— Он был засеян, но фермер переехал в город. Там примерно 2 гектара, может больше.

— На этом поле ты со своими друзьями найдешь, всё что нужно. Тебе ясно?

— Кар-ррр-р.

— Тогда летите.
/Галдят вороны/

— Ы-ы-ы-ы-ы-ы-ы…

— Надо уметь разговаривать. Это тебе не люди.

— С ними можно договориться.

— Привет, Элия.
— Я, что, здоровался с тобой?!

— Э-э-э! Вредный же ты человек… А вроде святым именем назван.

— Добрый день, хозяин.
— Здорово, Мигель.

— А! Здорово, Элия!
— Ты кусты ровно подрезаешь?

— Как по линейке.

— Я проверю.

— Здравствуй!
— Добрый день!

— Привет!
— Здрасте.

— Здрасте.
— Здравствуй.

— Добрый день.
— Добрый день.

— Элия!
— Привет!

— О! Привет!
— Здрасте.

— Что ж ты сегодня не встречаешь меня? А?
/Играет пианино/
/Играет пианино/
/Играет пианино/
/Играет пианино/
/Играет пианино/

— Чёрт побери… Эта даже с музыкой.
/Играет пианино/
/Играет пианино/
/Играет пианино/
/Играет пианино/
/Играет пианино/

— М-г!!!
/Напевает мелодию пианино/

— Кто это?

— А? Кто «кто»? О ком ты говоришь?

— Кто там у нас?
— Так, гостья. Просто одна милая девушка.

— Она племянница моей хорошей подруги…

— Она из города. Сама доброта. И ей всего 29 лет.

— А какой характер! Это я не о подруге, это я про неё. Про девушку…

— Я ведь сказал – никаких девушек.

— Ну, сказал… Сказал… Мне не велено приглашать в дом посторонних.

— Ну, поговори с ней по душам. И она не будет казаться тебе такой посторонней.

— Настаиваешь?
— Да.
/Играет на пианино/
/Тараторит не останавливаясь/
— Так я получила

высшую оценку и консерваторский диплом.

— Моя преподавательница, тонкая и чувствительная натура, велела мне играть 18-ю увертюру Шопена.

— Не для экзаменаторов. А для меня самой. Для моей души…

— Согласитесь, что в музыке, как нигде, проявляется душа.

— Каждый мужчина для меня — определенная музыка.

— Мне не придется упражняться. Нет нужды. Мой отец оставил мне скромное состояние.

— Когда я решусь на серьезный шаг, если я, конечно, найду подходящего человека, то я тогда…

— Я не тянусь к принцу. Я ищу человека…

— Может не такого красивого, но важна душа его, что бы он был обаятельный и воспитанный, застенчивая улыбка ребенка.

— Ха. Ха. Ха. Ха. Ха.

— А-а-а!!!
/Свистит/

— Что же это такое?! Куда ты девал девушку?
— Кого?

— Я говорю о девушке!
— А! Мы друг другу улыбнулись, и она ушла.

— Теперь мне всё ясно. Отпугнул её каким нибуть страшилищем.

— Да. Показал ей зубки дракона. Ах, ты моя негритяночка. Я выпью твою кровь! Где твоя кровь.

— Если опять для выжимания виноградного сока на вино нам придется нанимать 20 человек,…

— …на их жалование, оплату страховки и всего другого уйдет чертовая уйма денег.

— Ваших?
— Нет. Ваших.

— Моих.
— Вы же будете нанимать.

— Не уверен.

— Я пекусь о ваших деньгах, потому что я ваш бухгалтер. Именно поэтому я предлагаю статью экономии.

— У нас есть филиал фирмы «Дизель». Их соковыжималки работают за троих, при этом 3 раза быстрее.

— А на что жить тем, кого мы не наймем?
— Ну, прогресс требует жертв.

— Уверяете меня, что эта машина станет работать за троих и втрое быстрее, чем рабочие?
*Vincerai / Выиграешь!*

— Ставлю 100 против 1.

— Так вы печетесь о моих деньгах?
— Нет. О вашей выгоде.

— С чего бы это?
— Не знаю. Таков уж я есть.
/Ритмичная песня — Clown «La Pigiatura»/
*Fiori e fantasia / Цветы и фантазия.*
*Ла-ла-ла-ла-ла*
*Forza che sei tutti noi / Вперед, ведь ты — это все мы!*
*Ла-ла-ла-ла-ла*
*Festa di colori / Праздник красок.*
*Ла-ла-ла-ла-ла*
*Pigia forte e canta insieme a noi / Жми сильно и пой с нами!*
*Grappoli d’oro / Золотые гроздья,*
*Ла-ла-ла-ла-ла*
*Ogni dolce e un tesoro / Каждая сладость — это сокровище.*
*Ла-ла-ла-ла-ла*
*Non ti fermare / Не останавливайся,*
*Ла-ла-ла-ла-ла*
*Pigia forte e canta insieme a noi / Жми сильно и пой с нами!*
*E rispondigli che hai / И ответь ему, что у тебя есть.*
*Dei profumi di lilla / Ароматы сирени.*
*Sei forte e vincerai / Ты сильный и выиграешь.*
*Vincerai!*
*L’uva e l’allegria / Виноград и радость.*
*Ла-ла-ла-ла-ла*
*Forza dai che ce la fai / Вперед, давай, ведь ты сможешь!*
*Ла-ла-ла-ла-ла*
*Non fermarti mai / Никогда не останавливайся!*
*Ла-ла-ла-ла-ла*
*Sei il piu forte / Ты — самый сильный,*
*Insisti e vincerai / Поднажми и выиграешь.*
*Grappoli d’oro / Золотые гроздья,*
*Ла-ла-ла-ла-ла*
*Ogni dolce e un tesoro / Каждая сладость — это сокровище.*
*Ла-ла-ла-ла-ла*
*Non ti fermare / Не останавливайся!*
*Ла-ла-ла-ла-ла*
*Sei il piu forte / Ты — самый сильный,*
*Insisti e vincerai / Поднажми и выиграешь.*
*E se credi in cio che fai / И
p>если веришь в то, что делаешь,*
*Vedrai che riuscirai / Увидишь, что сможешь.*
*Ed il volo di un gabbiano / И полёт чайки…*
*Sei forte e vincerai / Ты сильный и выиграешь!*
*Vincerai / Выиграешь!*
*Vincerai!*
*Vincerai!*
*Fiori e fantasia / Цветы и фантазия.*
*Ла-ла-ла-ла-ла*
*Forza che sei tutti noi / Вперед, ведь ты — это все мы!*
*Ла-ла-ла-ла-ла*
*Festa di colori / Праздник красок.*
*Ла-ла-ла-ла-ла*
*Pigia forte e canta insieme a noi / Жми сильно и пой с нами!*
*Foglie verdi e cielo blu / Зеленые листья и синее небо,*
*E profumi di lilla / И аромат сирени.*
*E prati in quantita / И множество лугов.*
*Sei forte e vincerai / Ты сильный и выиграешь!*
*Vincerai / Выиграешь!*
*Vincerai!*

— Браво!
— Браво!!!

— Так. Покупаем её?

— Нет. Мне нужна другая машина.
— Какая же?

— Электронный калькулятор. Он будет работать за троих бухгалтеров и в 3 раза быстрее.

— Элия! Я так рада!!! Нам так повезло!!! Повезло!!!

— Что я выиграл?
— Да, нет! Дождь!!!

— А ведь и правда дождь.
— Правда…

— Тогда бежим!
/Раскат грома/

— Ты поставил мне мат. Сдаюсь.

— Пошла в погреб за вином. Не зови меня, всё равно не услышу.

— Не буду с тобой играть.
/Собака поскуливает/

— Фи… Не желаю слушать никаких извинений.
/Звонок в дверь/
/Из погреба/ — Звонят, слышишь?!
— Звонят, слышишь?
/Звонок в дверь/
/Из погреба/ — Пойди, открой!- Пойди, открой!
/Настойчивый звонок в дверь/

— Пойди, открой! /Собака скулит/

— Понятно. Открывать мне.

— Вы позволите войти?

— Почему?

— Потому, что дождь!

— Но ведь не сильный!.

— Так что? Могу я войти?

— Я не знаю, кто вы.

— Меня зовут Лиза.

— Это не ваша вина.

— Вы упражняетесь в остроумии, а я могу простудиться.

— Я тоже.

— Вода одинакова для всех мокрых, а не только для вас одной.

— От вас отскакивают капли и попадают на меня.

— Даю вам ровно 5 секунд на размышление.

— Либо вы меня впускаете, либо…

— Хэ!

— Это неслыхано!!! На улице гроза, потоп, я вымокла до нитки.

— В близи нет других домов, а вы держите меня за дверью.

— Если бы не заглох мотор моей машины, я бы не подумала вас беспокоить.

— В таких случаях пользуются гостиницей.
— Так у вас есть гостиница?

— Есть. Отель «Корона», люксы 3 класса.
— Где же она?

— В 15 км отсюда.
— И вы можете меня туда отвезти?

— Нет!

— Так вы мне предлагаете прошагать все 15 км?!

— Я дам вам велосипед.
— Нет. Можно я переночую здесь?

— Как угодно. Но здесь жёстко.

— Где?
— Тут.

— Ну, послушай. Что мы дикие звери? Как можно отказать в гостеприимстве сеньорите?

— Так бы и расколотила твою башку, чтобы втолкнуть в неё хоть капельку любезности.

— Пойдемте, сеньорита. Я устрою вас в комнате для гостей. Вам в ней будет удобно и хорошо.

— У нас есть комната для гостей?

— Конечно. Только мы её еще никому не открывали. Идите дорогая…

— Благодарю вас.

— Вы очень галантный кавалер.

— Да, минутку. Чтобы переодеться, мне нужен мой чемодан.

— А где он этот чемодан?
— В машине, на улице.
-Ты слышал? Он машине, на

улице!
— Я слышал. Вот и принеси его!

— Ты что? Мне идти в такой дождь?! Сам принесешь!

— Нет. Я не пойду.
— Не пойдешь?! Тогда кто пойдет?

— Ты не пойдешь? /Скулит собака/

— Тогда пойдет она. Она всё равно мокрая.

— Что!!! Да есть ли у тебя стыд?! Просто рехнулся. Придется мне.

— Нет, нет. Тогда уж я. Дайте только зонтик.

— Сеньорита, я вас прошу, пройдите к огню, иначе вы заболеете. Погрейтесь… Я сейчас, одну минуту.

— Сразу было ясно, что всё равно идти мне…

— Вы удивили меня, не скрою.

— Я ведь с вами разговариваю!

— Нет, это ни на что не похоже!

— Вы не хотите меня слушать?

— Мне вас слушать?! А с какой радости, хотел бы я знать.

— Только что с силой вы ворвались в мой дом, вся мокрая. Перепачкали тут мои полы, мои диваны.

— И мне вас слушать?! Хэ-хэ… Ничего себе вечер выдался!

— Собственная собака ставит мне мат. Ваши брызги намочили мне рубаху.

— Я не слушаю, но можете говорить.

— Вы ко всем женщинам относитесь так плохо?
— Плохо? Это, по-вашему, плохо?!

— А как иначе это можно назвать? Гостеприимство? Любезность?

— Отодвиньтесь немного…

— От камина, а не к нему…

— Это почему же?

— Вы очень дымите.
— Что?

— У вас костюм дымит, а я не выношу запаха гари.

— Вот она эта комната для гостей.

— Очень мило.

— Я знала. Наступит такой прекрасный день, когда какой нибуть гость, а лучше гостья, войдет сюда и останется хотя бы на ночлег.

— Сейчас приготовлю постель.

— Положу два одеяла. По ночам бывает холодно.

— А здесь у нас ванная.

— Спасибо. Одной бы мне было намного сложней.

— Людям надо служить, это приятно. Может и он это поймет?

— Вообщем-то, он симпатичный.
— Симпатичный? Ха-ха. Дикий медведь.

— Можно от вас позвонить в город?

— Конечно. Сейчас я переключу вас на городскую линию.

— Прекрасно.

— Ну, вот. Можете звонить. Готова поспорить, что сегодня вы еще не ели.

— Вы угадали.

— Через полчаса мы будем с вами ужинать.

— Что, через полчаса к ужину?
— И ты выйдешь к ужину таким?

— А, между прочим, у нас гостья. Неужели сядешь за стол распоясанным?!

— Галстук все-таки надеть можно! Ой-й!
/Скулит собака/
/Звонит телефон/

— Да.
— Привет, Ринета.

— Лиза, это просто свинство с твоей стороны. Уехала из Потофино в 4 часа.

— Викторио совсем извелся от волнения. Что нибуть случилось?

— Что-то с машиной. А тут еще гроза. Вся насквозь промокла. Приютили меня в одной лачужке в селе.

— Ну, вот. А мы не знали, что и подумать. Викторио! Викторио! Это Лиза.

— О-о-о! Благодарю.

— Лиза! Любовь моя. Что случилось? Где ты?

— В Равиньяно.

— В Равиньяно?! Это в районе Бергамо. Я приеду за тобой.

— Не волнуйся. Я переночую здесь. А завтра позвоню тебе. До завтра. Да?

— Я приеду! К тебе полчаса езды всего.

— Может и так, но ты не приезжай. Я остаюсь здесь на ночь.

— Не понял?
— Еще бы! Такой ор.

— Привет… До завтра.
— Что?

Утром я тебе позвоню еще.

— Понял тебя. Я тебя обнимаю. Погоди.
— Не вешай трубку.

— Дай трубку.
— Не вешай трубку, с тобой будет говорить Рината.

— Спасибо.

— Алле. Это я.
— Ну, что такое?

— Что-то ты темнишь, дорогая, насчет лачуги и ночлега в одиночестве. А ну, выкладывай. Кто он?

— О ком ты?

— Так у лачуги же есть хозяин. И красивый мужчина?

— Ничего. Вообще, странный субъект.

— Но своеобразный.
— Даже? Ай-яй-яй.

— Ты что?
— Значит, он тебе нравится?

— Нравится?! Мало ли кто мне нравится.

— А как же Викторио?

— Знаешь, спроси что-нибуть полегче. Всё, кладу трубку.

— Но как ты будешь выкручиваться? План есть?

— Всё, всё. Через полчаса мне надо явиться на ужин. Хочу предстать в пике. своей формы До скорого.

— Мами!

— Ну, что? Как тебе мой галстук?

— Нравится?

— М-м-м…
— Да, при галстуке полагается пальто, но его не нашел.

— Готово?
— Давно.

— Подожди, когда за стол сядет гостья.

— Ей было дано полчаса.
— Да…

— Прошло 31 минута. Я буду есть.

— Удивительное создание. Эта бабочка.

— Хэ…
— Уникальное ночное чешуекрылое.

— Исчезающий, можно сказать, экземпляр у нас в Европе.

— Вам нравится?
— Хэ… Грандиозно.

— А тебе, мами, нравится?
— Чудовище.

— Чудовище…

— В самом деле чудовище?
— Да, еще и какое.

— Мг. А какой нибуть коллекционер заплатит за неё миллионы в будущем веке.

— Кажется, вы очень любите животных?

— Тогда, почему нам не перестать быть такими чужими?

— Люблю!

— А как насчет людей?

— Терплю, но не очень. Особенно посторонних.

— Хотя бы для начала представьтесь. Как вас зовут?

— А вас как?

— Как и прежде. Лиза.

— Элия.

— Элия… Одного из пророков так звали, кажется.

— А может вы тоже можете прорицать,… предвидеть?…

— Иногда.
— И что вскоре будет?

— Суп у вас остынет, если не перестанете болтать.

— Мг-г…

— Я хочу пить.

— Спасибо.

— Ах.. Знаешь, Элия, я подумала…

— Знаете!

— Да, знаешь, вот о чем я тут подумала.

— У тебя красивый дом. Здесь уютно, тепло, тихо. А вот у меня в Милане ужасно. Движение и суета.

— Такой шум, что до 3 часов ночи невозможно заснуть.

— Я ездила в Портефино, чтобы побыть одной. Мне это не удалось, там тоже столпотворение.

— В Портефино у меня вилла на побережье. Могу отплатить тебе за любезность. И летом пригласить на море.

— Летом у меня сбор урожая.
— Хорошо. Приезжай в декабре в город.

— В декабре я разливаю по бутылкам вино, выжимаю масло из олив.

— Когда же у вас в деревни бывает отпуск?

— Отпуск? От чего?

— В отпуск уходят от работы, которая не нравится. Мне моя работа очень даже по душе.

— Однако, ты находишь время, чтобы читать.

— У тебя прекрасная библиотека. Я иногда читаю перед сном.

— Тебе нравятся детективы?

— Нет. Я не люблю, когда убивают людей.

— Боже! Что случилось?
— Ничего. Погас свет.

— Дай мне руку. Я ужасно боюсь темноты.
/Поёт/

Поздравляем тебя! Поздравляем любя! Поздравляем, Элия! С днем рождения тебя!

— Вдобавок ты еще и родился сегодня?!

— Да.
— Поздравляю.

— Что мне нужно делать?
— Задуть свечи.

— Дунуть нужно сильно – сильно.

— Чёрт побери. Очень уж сильно.

— Одна, вторая, третья…
— Их 40.

— 40 лет? Тебе столько не дашь.
— Конечно.

— А мне 25.

— И тебе столько не дашь.
— Конечно.

— Я думал 26.
— Н-н-ннн…

— Ты грубиян, каких свет не видел. Ты чурбан неотесанный.

— Сеньорита, ему стыдно сознаться, но он совершенно не знает, где проживает вежливость.

— М-м-м… Ты настоящий африканец. Ух!

— Пошутил я. Это же ясно.

— Кто виноват, что вы не понимаете шуток.

— Это подарок.

— Подарок мне?
— Ну, да. У тебя же день рождения.

— Бери. Я купила это в Портефино.

— А что там внутри?

— А что там внутри!!! Ты открой! зачем спрашивать? Ой…
/Играет музыка/

— Куда бы эту вещицу теперь поставить?

— Пожалуй, вот сюда… Здесь будет хорошо.

— А может подальше… Вот туда…

— Лучше всего вот сюда. Самое лучшее!

— О! По-моему, дождь кончился! Да! Никакого дождя.

— Даже звезды видно.
— Ну и что?

— Как «что»? Ты можешь ехать в гостиницу.

— В какую гостиницу? Ту, что в 15 км от сюда?
— Да!

— Ты сумасшедший!
— После ужина нужна прогулка.

— Она способствует пищеварению.
— Я не пройду такое расстояние пешком.

— Пожалуйста, я могу одолжить тебе свой велосипед. Я его никогда никому не давал.

— Ты мне потом пришлешь его назад.
— Ах-х…

— Можешь даже не присылать, если не хочешь. Я куплю себе другой.

— Я оценила твоё великодушие. Лиза Сильвестри очень признательна деревенскому джентльмену!

— За отличный ужин! За торт, который не попробовала! За чудную компанию! За всё чего я не получила!!! Спасибо!!!

— Грубиян. Чурбан неотесанный.

— Мужик!!!

— Могу я хотя бы узнать, как называется эта чертова гостиница?

— «Корона». Отель «Корона».

— И конечно, в этом доме нет никакого телефонного справочника?!

— Вот, пожалуйста.
*Как же! Сейчас помчусь туда на велосипеде! Жди!*
*Я порошу прислать за мной машину. И чем раньше она придет, тем лучше.*
*Ни минуты не останусь в этом доме.*
*Ты еще меня узнаешь, индюк надутый.*

— Всё. Чемодан готов.

— Отель «Корона»…

— Отель «Корона» 70, 20, 10.

— Это ваше, не забудьте.
— Благодарю.
/Звонит телефон/

— Вас слушают.
— Я прошу отель «Корона».

— Вас слушает станция заправки.
— Я бы хотела забронировать номер.

— Э-э-э… Но мы только заливаем горючее. Вам бензин, да?

— Я бы хотела заказать номер с ванной.
— Ванну бензина?

— Ах, у вас нет номеров? И даже 2-х местных?
— У нас есть моторное масло…

— Ну, что ж. Раз всё занято, извините. Делать нечего. Благодарю вас.

— Я буду жаловаться на вас в центр по туризму.

— Хм… Вот это да…

— Нет ли у вас другой гостиницы?! Хоть в 50 км, пусть хоть на вершине горы.

— Или мне можно переночевать у сеньора

в сарае?!!!

— Так и быть оставайся на одну ночь. Но только на одну! Договорились.

— Ей богу, я бы поколотила тебя, не будь ты новорожденным.

— Не понимаю за что.
— Ах…

— Ты тут, в деревне, привык засыпать с курами. Ну а я — нет. Я хочу развлечься. Всего лишь 10 часов.

— Конечно, кто в такую рань спит?

— Белоснежка, замолкни. Сыграй что нибуть, если не можешь молчать.

— М!!!
— О-о-о…

— И даже кино у вас нет?
— Кино имеется.

— Ага! Прекрасно.
— Оно бывает только по четвергам.

— Ну, а сегодня можно хотя бы послушать музыку? А?

— Нет. Всё уже закрыто.

— Если тебе хочется музыки — мами тебе сыграет лучше любого диска.

— Верно, мами?
— О! Первое умное слово за весь вечер.
/Играет на пианино/

— Неужели весь вечер скучать?

— Могу показать тебе Ганимед.
— Он что твой друг?

— Нет. Это друг Юпитера, его третий спутник.

— Придумал развлечение! Бедная девочка…

— Он находится между Европой и Каллисто. Его открыл Галилей. Пошли на крышу.

— Если посчастливится, мы его увидим. Лишь бы небо было чистым.

— Но астрономия меня мало интересует. Лучше включи для меня телевизор.

— У меня нет телевизора.

— Как это нет телевизора? Когда он есть! Если вы пойдете наверх в маленький кабинет, вы найдете его.

— Да нет его здесь…
— А это что?

— Ах, это? А я пользовался им как табуретом. Сидел на нем и копался в бумагах.

— Давай посмотрим.
— Ганимед куда лучше.

— Это чудо — старые комедии. Они мне ужасно нравятся.
/Смеется/

— А ты я вижу, не смеешься?

— Нет.
— Ха…

— Да ты посмотри, посмотри. Ха-ха. Разве не забавно? Видишь, как он полетел? Ха-ха.

— Смотри, как он плюхнулся! Тебе не смешно?

— Нет.
— Над упавшими смеются с тех пор как стоит свет. А ты что же?

— Да ведь… он ударился… Ему больно.

— Весь принцип смешного как раз и состоит в падении. А ты от этого плачешь!

— Ы-ы-ы…

— О! О-о-о…

— Об этом говорил даже Чаплин. Лежит банановая кожура, подходит человек.

— И трах! Он упал, поскользнувшись на кожуре. Далее смех. Это же, как дважды два! А ты не смеешься!

— У-у-у-у-у… Ы-ы-ы… Нет…

— Я тебе не нравлюсь. Тебе не нравятся комические трюки. Ну, ведь что-то тебе должно нравится!

— А-а-а… Нет…
— Спокойной ночи!!!

— Это ужасно!
— Ужасно…

— Ы-ы-ы… Ы-ы… Ы-ы-ы…
/Грохот/

— Ай… Ой… О…

— Ты сильно ушиблась?
— Конечно, что за вопрос!!!

— Ой… О…
— Ха-аха-ха…

— Ты смеёшься?

— До меня дошло!!! Человек упал, нужно смеяться.

— Ты не обманываешь меня? Ты сильно ударилась? Ха… Ха-ха…

— Сильно ударилась… Ха-аха-ха… Сильно ударилась… Ха…

— Ну, хорошо. Ты меня научила. Теперь пойдем.

— Пойдем, я помогу.

— Не будем спешить.

— Ха-аха…

— Постой… Я открою. Мы уже пришли.

— Что ты делаешь?
— А ты знаешь, у тебя красивые уши.

— Кажется, настало время идти спать.

— Спокойной ночи.

— Спокойной ночи…
/Грохот/

— Элия! Ты починил машину синьорины

Лизы?

— Погоди…
/Скулит собака/

— Не так?
/Стук в дверь/
/Стук в дверь/

— А! Могу я узнать, который час?
— Страшно поздно, семь часов.

— Взошло солнце. Машина твоя починена. Можно ехать.

— Доброе утро, Элия.
— Добрый день. А точнее до свидания.

— Я пришел попрощаться. Седьмой час. Мне нужно работать. До встречи в Милане.

— А ты скоро туда приедешь?
— Да. Через 3-4 года.

— Ай. О…
— Что такое?

— Ай, больно. Моя нога… Я вчера растянула её. А может даже перелом. Нога вся распухла.

— Больно здесь?
— Ай…

— Здесь больно тоже?
— Ай, да…

— Здесь тоже?
— Ай…

— А, вот здесь?
— А…

— Встань!

— Попробую наступить на ногу. Ай. Ой. Нет, ни шагу не могу сделать.

— Ужасная, нестерпимая боль. Я доставляю тебе новое беспокойство. Но как видишь, не могу уехать.

— Можешь лежать. Я пришлю ветеринара.
— Нет, я себя знаю.

— У меня уже было что-то в этом роде. Не стоит беспокоится. Нужен покой. И через 2-3 дня всё пройдет.

— И ты не можешь со мной остаться?
— У меня дела.

— Элия, ты куда?
— Мне к Тонио.

— У него воспаление легких.

— Разве я справляюсь о его здоровье?
— Нет…
/Сильный кашель/

— Дверь!… Одеяло!…
/Кашель/

— Сквозняк!…
/Кашель/

— Элия, ты пользуешься телефоном?
— Да.

— И даже не спрашиваешь у меня разрешение?
— Нет.

— Ну, что ж, звони…
/Звонок телефона/

— Алло. Я слушаю, говорите.
/Кашель/

— Окно!… Одеяло!!!…

— Дверь, Элия!

— И вовсе у тебя не такой плохой характер, как они здесь расписали.

— Что ты делаешь? Ты спятил? Стой! Остановись!!!

— Куда ты меня везешь? Дай мне сойти! Хулиган! Псих!

— Что ты себе позволяешь!!! Остановись сейчас же!

— Ненормальный! Урод, ненормальный!

— Дай мне слезть! Остановись! Ты слышишь?

— Дрянь! Идиот!
/Смех/

— Шут гороховый! Ненавижу!!!
/Смех/

— Ненавижу!

— Мразь! Остановись сейчас же! Кому говорят! Стой!
/Смех/

— Дубина! Мыльный пузырь!

— Н-н-н!!! Остановись! А-а-а!!!
/Смех/

— Взгляните, не пожалеете. Ну и картина!
/Смех/

— Такого еще не бывало!
— Это ж надо!

— Скотина! Индюк! Кретин!!! Пень! Тупоголовый дикарь! Я с тобой еще рассчитаюсь!

— Только больше не пытайся звонить в гостиницу «Корона», она уже как 2 месяца закрыта.

— Это кто такая? Откуда?

— Живая и голая…

— Голая и живая!
— Пойди вон!!!

— И духами пахнет.

— Дефективный! Недоносок!

— Зверюга! Бревно!

— Местный дурачок!

— Сельский сумасшедший!

— Дремучий идиот!

— Припадочный! Взбесившийся индюк!

— Кретин! Недоразвитый!

— Остолоп!
— А можно без оскорблений.

— Тебе чего от меня нужно? Залей полный бак.

— Да, ты тоже хороша. Какой то наглец, чуть ли не ногами тебя топчет, а ты ему это позволяешь!

— Ну, я тебе покажу, где раки зимуют.

— А как же бензин?

— То ей залей полный бак… То оскорбляет как самого последнего… То уезжает, ни слово не говоря.

— Нет! Надо закрываться. Это не работа, всё, никакого бензина.

Всё.

— Что это? Хочешь рассказать анекдот? Пошлый и бородатый?

— Ты просто свинья!

— Что-то снова не так?

— А-а-а!

— Ты меня ударил?…

— Э-э-э. Это ведро виновато.

— Я сюда явилась, для того, чтобы сказать, кто ты есть.

— Ты остолоп, женоненавистник, хам, дурак и отъявленный грубиян!!!

— Не много ли всего?

— А еще ты самодур.

— Из этого я заключаю, что ты влюбилась в меня.

— Кто? Я?
— Точно! Какой будет твой положительный ответ?

— Да… Возможно… Пожалуй…

— Да, но ты подробности упускаешь.
— Какие же?

— Это то, что я не влюблен.

— Это не я, а ведро.

— С ума сойти… Ха…
— От чего с ума сойти?

— Мне в жизни раз 100 приходилось говорить мужчинам, то, что сказал мне ты.

— И что?
— Ничего особенного…

— Это так просто говорить «нет», когда не влюблен.

— Но как они выслушивали?! Никогда бы не подумала, что я сама могу оказаться на их месте.

— Не принимай это близко к сердцу.
— А я и не принимаю. Я смеюсь.

— Ха. Птички попадая в клетку, смеются тоже.

— Но от бессилия и злобы.
— Это птицы то смеются?

— Они поют.
— Смеются. Когда-то у меня была птичка.

— Так вот, она на редкость была самолюбивой и остроумной.

— И клетка была не поддельной.
— Что ж, прощай.

— Прощай.

— Я совсем уезжаю.

— Ну, и что ты на это скажешь?

— Что скажешь ты?

— Ты сделала ужасную ошибку.

— Твой выбор был неудачен.

— А ты откуда знаешь, что неудачен?

— Подумай… Разве деревня для такой девушки как ты, привыкшей к Милану, Портофино.

— Девушка, вроде тебя не должна влюбляться в деревенского парня.

— Ты бы и недели не выдержала бы здесь.

— Среди кур и свиней.

— Перестанешь ли ты когда нибуть думать за меня? А представь, мне как раз здесь очень понравилось.

— Ха!

— Э-э-э…

— Но у нас жить трудно…

— Работа с утра до вечера. И развлечений нет.

— Дай попробовать.
— Не шути.

— Да, я не шучу. Дай мне отработать мой долг.

— Так что? Какой будет твой положительный ответ?

— Хэ-хэ… Ты упряма, вроде осла.
— Ха. Вот и первый комплимент. Ну, так как?

— Идет. Нанимаю тебя до понедельника.
— Почему только до понедельника?

— Потому, что в понедельник я лечу в Брюссель.
— Но ведь уже суббота.

— Без 10 двенадцать. Впереди день.
— Что ж. Я согласна.
/Напевает песню/

— Мами!

— Мами! Мне удалось! Всё вышло! Всё получилось! Ха!

— Что у тебя получилось?
— Элия мне сказал, что я могу остаться!!!

— А-а-а-а-а!!! Вот новость, так новость!!!

— Алло. Лиза, где ты?

— В Равиньяно.

— Всё еще там? Можно узнать, что ты делаешь в Равиньяно?

— Нашла работу.
— Ты?

— Да… Работаю крестьянкой.

— Ты себя хорошо чувствуешь?
— Никогда так хорошо я себя не чувствовала.

— Ты не представляешь как хорошо на природе среди свиней, кур.

— Тебе же всегда было плевать на деревню!

— Послушай меня Лиза. Если что-то не так, скажи мне сразу. Я могу приехать.

— Хочешь?
— Нет. Всё в порядке.

— Я

хочу немного побыть одной, чтобы разобраться в себе.

— Не говори ерунды.
— Что?

— Нет… Вообщем, когда закончишь разбираться в себе, совсем… Если захочешь – перезвони!!!
/Ритмичная песня — Clown «La Pigiatura»/

— А-а-а!!!

— Привет, Элия!
— Привет.

— Привет, Элия!
— Садись, поезжай.
— Привет.

— Привет, Элия!
— Привет.

— Все что ли на месте?
— Новенькой нет.

— Останови на минутку.
— А-а-а…

— Поезжай.

— Рабовладелец. До чего довел бедную девочку!!! И не стыдно?

— Угнетатель? Ух…

— Ну, и как прошел первый день в деревне?

— Понравилось?
— М-м-м…

— А как насеет вечера? Сходим куда нибуть?

— Можем и музыку послушать.

— Знаешь, тут открыли танцзал. Рядом, в 30 км.

— Может, поедем на велосипеде? Педали будем крутить поочередно.

— Ну, хочешь, крути ты.

— Я разваливаюсь на части. Я разрушаюсь.

— Наверное, ты прав. Я совершенно непригодна даже для самой простой деревенской работы.

— Самой себе противно. Просто хоть застрелись…

— Это хандра! Не придавай значения. Пройдет.

— Держи. Вытрись.

— Нужно чем-то поднять твой дух. Может вот этим?!

— Это виноградная водка. Мами, своими черными ручками, сделала.

— Не терплю алкоголь. Я от него впадаю в тоску.

— Так, прекрасно. Никакого алкоголя.

— Так… Тогда что тебе?
— Есть способ поднять мой поникший дух.

— Для этого нужна трава.

— Если бы я её покурила, всё стало бы на своё место.

— Ладно, перестань строить из себя моралиста.

— Ты здоровый деревенский мужчина и обходишься без всяких допингов.

— А вот мне порой травка помогает.

— Только её трудно достать здесь.

— Но не для меня.

— Достал?! Я тебе очень благодарна. Ты гений!

— А ты не хочешь?
— Нет.

— Ты много потерял.

— Ах! Усталости как не бывало.

— Честно. На меня так быстро действует. Хочется кричать, петь, веселиться. Пойти куда нибуть, где много света и людей.

— Не сиди ты как мумия. Ну же, пойдем! Я хочу веселиться!!!

— О! Нет. В таком виде я не могу выйти.

— Да! Нужно переодеться во что нибуть более подходящее.

— Что, если это? По-моему, ничего?!

— Нет, не то.

— Это тоже.

— А про это что скажешь?

— Да, ты прав.

— А!!! Вот то, что надо. Мг…

— Подойдет? Взгляни.

— Как на твой вкус? Ну-ка? Что скажешь?

— А знаешь, что я скажу, дорогая моя мумия.

— Я обожаю помидоры, коров, кур. И вообще, считаю деревенскую жизнь чудесной.

— Фантастика, а не жизнь!

— Я всему научусь и увидишь, как быстро!

— Как я понял, от хандры ты избавилась?

— Она улетучилась. Её нет. И до того мне всё симпатично, даже ты.

— Даже ты недурно выглядишь.

— Не думал, что простой цикорий, производит такой эффект.

— Цикорий, ты сказал?

— Ах… Так ты свернул мне сигарету из цикория?!

— Здесь внутри цикорий, да?!

— А ты думала, я принес марихуану?

— Ты подлый мошенник!!!

— Предатель!!!

— Ты чудовище!!! На!

— У меня было 2 вазы китайской династии.

Баснословной цены… Что она без пары?

— Ничто… Что с ней сделать?

— Не нужно. Слышишь?! Не делай этого!!!

— Что мне делать с одной оставшейся?
— Ты что? С ума сошел? А-а-а!

— Ну, а эту можно?
— Давай, если добросишь.
/Грохот/

— Слава богу. Прямо не нарадуюсь. Наконец-то они начинают договариваться.

— Больше здесь нечего разбить?
— Нет. Тут по-моему, всё разбили.

— Вот, если там дальше.
— Тогда пошли танцевать.

— Хочешь танцевать?
— Конечно, хочу.

— Начали то мы с этого. Это ведь твоё предложение!

— Но, ведь ты устала?
— С чего ты взял? Я сама бодрость.

— Ну, уж я то бодрей тебя.
— Нет, я. Я просто молодой кузнечик.
/Играет танго/

— Хр-р-рр…

— Уснула, да?
— Кто? Я?

— Это ты уснул.
— Я и не думала.

— Спала, а сваливает на меня.
— Это ты свалился мне на плечо.

— А вот и нет.
— А вот и да.

— Если хочешь спать, пойдем.
— Почему так рано?

— Потому что завтра воскресение. Будильник на 5, чтобы пойти на охоту.

— Так пойдем спать?
— Конечно, пойдем.

— Э-э-э…
— Это горбинцы.

— Нет. Это утки.

— Но…
— Тс-ссс.. Тихо. Идут.

— Вот они.

— О! Он в меня выстрелил!

— И в меня!
— Этот ненормальный Элия. Бежим.

— Они получили по заслугам.
— Браво. Молодец. Как я рада.

— Ты, что тоже не любишь охоту?
— Ненавижу охоту.

— Но не знала, как тебе это сказать.

— Э-э-э… Пойдем в лес. Выпускать зайцев из капканов.

— Капканы потом поставим рядом с домами тех, кто их поставил.

— Элия, Джованелла собирается рожать. У неё схватки.

— Это преждевременные роды. Ты вызвала врача или акушерку?

— Воскресенье. Все на озерах. Я одна не справлюсь.

— Мне нужна помощь. Твоя помощь.
— Я пойду.

— Элия, родилась! Это девочка.

— Сколько весит?
— 15 кг и 300 гр.

— Я думал больше.

— Назовем её Лиза. Верно?

— Верно?
— Верно!

— Лучше всё же на велосипеде.
— Тс-ссс! Сейчас ты стал моим гостем.

— Я повезу тебя по таким местам, где ты наверняка прежде не бывал.

— Остановимся там, где нам понравится.

— Да, надо бы заправиться. Бензин на исходе.

— А! Это опять она!

— На 30 тысяч лир.
— Уверены?

— Да. Да. 30 тысяч.

— Ты еще ничего не сказал про моё платье.

— А мне нужно что-то сказать?
— А положим, оно надето для тебя.

— Что тебе нравится, что не нравится. Могу я про это узнать?

— Ты же была в нем вчера.
— Нет. Вчера я была одета в другое платье.

— Сегодня на мне костюм от Валентино.
— От Валентино?… Так он не твой?

— Скажи мне, ты на самом деле такой, каким я тебя вижу, или ты прикидываешься?

— В самом деле такой, прикидываюсь.

— М-м-м! Если бы ты знал, до какого бешенства я дохожу, когда вижу твое высокомерие.

— Разве для тебя нет разницы, какой на человеке костюм?

— Нет.

— Но не может же быть, чтобы тебе было безразлично одета я или раздета!!!

— Да, безразлично.
— Ты сказал безразлично?

— Значит, сегодня вечером я буду разгуливать вот так?!

— Нравится?
— Нет.

— А! Тебе за меня

стыдно!
— Нет. Мне за тебя холодно.

— Какого черта ты меня разглядываешь?

— Ты налил на 30 тысяч?
— Э… Да… Да.

— Конечно, как же иначе. Даже стекла протер.

— Всё в порядке.

— О боже. Нет. Я больше не могу это выносить. Всё. Ухожу, закрываюсь. Всё.

— Густаво.
— О, день добрый, синьорина Сильвестри.

— Добрый день.
— Я оставил вам столик. Прошу.

— Это лучшее место. С видом на озеро.

— Господам рыбу или мясо?

— Рыбу.
— А, ну-ка, мальчик.

— У них тут очень вкусная рыба.

— Вот перечень наших вин.

— К рыбе я бы рекомендовал белое вино из Борго 1974 года.

— Нет.
— Почему?

— В 1974 году в Борго град уничтожил весь урожай винограда.

— А что за рыба у вас?
— Карп.

— Карп… К нему подойдет Мозельское белое 76 года. Из винограда, выращенного на левом берегу.

— В таком случае, я советую заказать белое Мозельское 76 года из винограда, выращенного на левом берегу.

— Почему?

— Потому что в 1974 в Борго град уничтожил весь урожай винограда.

— Сколько вам лет?
— Не помню.

— Я бы дал меньше.
— Благодарю.

— Ах. Ты их здорово озадачил. Тебе здесь нравится?

— Я бы предпочел местечко потемнее.
— Да… Потемнее.

— Мне импонирует твоя романтичность. И я люблю полумрак,… нечеткость…

— Тогда облик самого обычного, сидящего напротив, мужчины меняется.

— Он становится… необыкновенным…

— Видишь ли, я бы выбрал местечко потемнее, что бы сбросить эту собачью удавку, называемую галстуком.

— Но, что за странное стремление всё портить?!

— У меня?
— Да, у тебя.

— Но ведь ты это не специально делаешь?
— Ну, да…

— Это твоя оборонительная реакция.

— Ну, попробуй хоть раз ослабить оборону.

— А зачем ты держишь мою руку? Можешь сказать?

— Это знак моего чувства. Тебе не нравится?

— Хочешь – держи! Только отпустишь, когда нам принесут еду?

— А ты рядом со мной.

— Отлично устроились.

— Лиза!

— Извините.
— Да, конечно.

— Ну, куда же ты запропастилась так надолго? Не даешь о себе знать.

— О! Рада вас видеть. Очень рада… Интересный у тебя знакомый.

— Могу ли я присесть на минутку?
— Я бы этого не хотела…

— Разрешаешь… Хы… Для начала я бы хотела познакомиться. Меня зовут Рината.

— Знаешь, Лиза, Викторио несет какую-то чушь. Он уверяет, что ты осталась жить в деревни среди кур и свиней.

— Верно это?
— Да, всё так и есть.

— Подумать только! А не он ли взял тебя на такую работу?

— Именно он.
— Ну, тогда всё очень легко объясняется.

— Такому хозяину не трудно подыскивать себе работниц. У него столько достоинств.

— Широкие плечи! Мужское загорелое лицо! Волевой подбородок и проницательный взгляд.

— Продолжайте…
— Симпатичный мужчина.

— А скажите, нет ли на вашей ферме местечко и для меня?

— Я бы очень старалась. У меня столько скрытых достоинств.

— Вы бы могли их обнажить…

— Не строй из себя идиотку, Рината.

— Ага. Раз девушка обижается,

значит здесь что-то не так.

— Самое простое, предположить любовную интрижку. А может что нибуть серьезнее?

— Да, ты не представляешь себе, как это серьезно для меня.

— Даже так!…

— Ну, тогда ты напрасно бьешь во все колокола. Мужчины предпочитают развлекаться, не касаясь наших проблем.

— Разная там психология попросту отпугивает их. Им становится скучно.

— Впрочем, ты никогда не понимала как нужно вести себя с мужчинами.

— Можно ли принимать их ухаживания так трезво и всерьез.
— Хэ!

— В отношениях между мужчиной и женщиной всегда нечто непредсказуемое. Авантюра…

— Мне придется их поторопить. Пусть принесут хотя бы закуску.

— Вы разговаривайте дальше, как подружки.

— Дура набитая!!!

— Ну, хватит Лиза. Это уже слишком.

— Эта ведьма клеилась к моему мужчине.

— Нет. Это он ко мне клеился.

— Это он? Послушай, ты клеился к моей девушке?

— Нет. Но если ты хочешь – приклеюсь к тебе.

— Ну, давай, защищайся.

— Подожди, я сам.

— Этого крестьянина надо проучить.

— Ха-ха…
— Ха-ха-ха.

— Я так повеселился. Спасибо, что помогла. Без тебя я бы не справился с теми пятью.

— Да, ладно. Я уложила только двоих.
— Нет. Их было трое.

— Нет, двое.

— Ты забыла того, которого ты сунула головой в суп.

— И потом запустила ему тележку между ног. А потом еще… А где это мы?

— Зачем ты остановилась?

— Вот уже 2 дня я бегаю за тобой.

— Везу тебя обедать на озеро, ласкаю тебя под столом ножкой.

— И всё это для того, чтобы побыть с тобой наедине.

— Так вот. Открываю тебе большой-большой секрет.

— Мне с тобой хорошо. Ты мне нравишься.

— Хм… Это же и так ясно.

— Я задыхаюсь.

— Извини…

— Тебе понравилось?
— М-м-м… Люблю вкус ягод.

— Откуда ты узнала, что люблю клубнику? Еще бы не понравилось…

— Да кем ты себя считаешь!!! Ты просто не выносим!

— Самый противный, самый отталкивающий человек из всех тех, кого я когда либо знала!!!

— Глупое самомнение тебе вскружило голову! Ты самый надутый дурак во всей деревни!

— Я тебя ненавижу!!! Тебе нравится ходить пешком, вот и пойдешь в свою деревню пешком! Да! Пешком!!!

— Не понимаю, куда подевались ключи от машины?…
/Свистит/

— Вор!!! Отдай, сейчас же!
— Подойди и возьми.

— Ха! И возьму! Ты как думал?

— Дай! Отдай сейчас же!!!

— Ха-ха… Оп-па.

— Всё еще не нашла?
— Был бы человеком, так помог бы найти!

— Что я сумасшедший? В этой воде водятся «Hirudo medicinalis».

— А что это? Объясни нормальными словами!

— Такие черненькие пиявки. Они вонзаются в кожу и пьют кровь.

— А-аа-а! А!!! А-а-а-а-а!!!

— Ну, ты смотри. Ни один не остановился.

— А что тебя удивляет? Они видят со мной тебя. Вот, если бы я была одна, другое дело.

— Мх… Пройти, что ли вперед?
— Иди! Пройди!

— Ну, иди же.

— Элия, что ты тут делаешь? Подвезти тебя?
— Ха! Привет.

— Давай, садись.
— Спасибо.

— Ха-ха.
— Ей! Остановитесь.

— Я же еще

осталась! Подождите! Ей!

— Ха. Забавно. Просто не верится…
— Чему ты не можешь поверить?

— Никогда не проводила так весело время…

— Ну, а ты?
— Может быть. Не знаю.

— Спокойной ночи.
— Спокойной ночи…

— Элия…
— Да?

— У меня почти не остается времени, чтобы тебя завоевать.

— Сожалею.

— Ты завра улетаешь в Брюссель?
— Да. Но во второй половине дня.

— Еще только 10. У тебя в запасе 18 часов.

— Тогда что ж… Спокойной ночи.
— Спокойной ночи.

— Да, Лиза!
— Да?…

— Знаешь, у него красивое имя.
— У кого?

— У Викторио, твоего жениха. Почему ты за него не выходишь?

— Пошел к черту.

— Мне имя Викторио показалось красивым. Мне нравится…

— Бальдини подходи к Гальцу. Ты опять бросаешься издалека.

— Он самый результативный игрок. На него вся ставка.

— Пожалуй… Он заметен.
— Высший класс.

— И не только в броске, но и в перехвате.
/По громкоговорителю/
— Инженера Викторио просят к телефону.

— Извините…

— А ну-ка все на бросок.

— Ты все-таки вспоминаешь обо мне? Это приятно слышать.

— Да. Мне очень тебя не хватает. И я хочу тебя видеть.

— И я тоже.
— Забери меня и поскорее.

— Хорошо. Сейчас же выезжаю. Не волнуйся.

— Ты даже не спрашиваешь, чем я занималась эти 2 дня?!

— Нет…
— Так значит тебе все равно где я и что со мной?!

— Нет, любимая.
— Тогда приятно оставаться.

— Но, послушай…

— На секунду мне показалось, что я вижу женщину в постели.

— Что ты здесь делаешь?

— Я тут последнюю ночь, и я хочу провести её с тобой.

— В каком смысле?
— Ты прекрасно понял…

— Минутку…
— Что такое?

— Мы мало знакомы.
— Ну и что?

— Нет, это важно.

— Ты ничего обо мне не знаешь.
— Мне хватит того, что я знаю.

— Нет. Мы не знакомы. Надо познакомиться лучше.

— Поговорить…
— Говори, если хочешь.

— Знаешь что?… Я родился холодным зимним вечером. В день 4 августа в 19 часов 20 минут.

— То есть без сорока восемь. Вот в этой комнате.

— Внизу моя мать нервно прохаживалась туда сюда, куря сигару.

— Моя мама была высоким мужчиной, блондин, похожий на мою бабушку.

— А мой дед наоборот, темноволосый. Мой дед…

— Без долгих слов. Отпусти себя… Не стесняйся.
— Нет.

— Значит, я тебе не нравлюсь?!

— Я не могу заниматься любовью с женщиной, пока я в неё не влюблен.

— А сколько раз ты влюблялся?
— Никогда.

— Прощай, Элия!

— Я слушаю… Ах, я не успел договорить.

— Да, Лиза, не думай, что меня не волнует вопрос, где ты и что с тобой.

— Я как раз хотел спросить тебя об этом, но ты повесила трубку.

— Так чем ты занималась все эти 2 дня?

— Какое тебе до этого дела?! Ты немедленно должен приехать и увезти меня отсюда.

— Я и собирался выехать!

— Добрый вечер!
— Добрый вечер.

— Добрый вечер.
— Добрый вечер…

— Черт бы побрал этот вечер.
/Играет мелодия из шкатулки/
/Играет мелодия из шкатулки/
/Играет мелодия из шкатулки/
/Играет мелодия из

шкатулки/
/Играет мелодия из шкатулки/
/Играет мелодия из шкатулки/
/Играет мелодия из шкатулки/
/Играет мелодия из шкатулки/
/Играет мелодия из шкатулки/

— Мами, собери мне чемодан. Положи голубой костюм, рубашки и 2 свитера. В Брюсселе похолодание.

— Ты сам соберешь все, что ты хочешь. Так с этой минуты я больше не служу у тебя!

— Подожди… Это почему же?
— А-а-а! Ты не понял почему!

— Да потому, что у тебя каменное сердце.

— Тебе так повезло! Ты познакомился с умной, красивой женщиной, но ты прогнал её.

— Такая девушка может встретиться только раз в жизни!

— И только поэтому ты уходишь?
— Да!

— Кому же охота служить такому прокисшему, словно тесту, строптивцу! Ух!!!

— Мне нравится, когда вокруг веселье, любовь… Детишки кругом бегают. Полный дом народа.

— Старый затворник!!!

— Можешь идти!!! Я и без тебя обойдусь! Испугала!!! Все уходите!

— Мне никто не нужен.

— Без женщин намного лучше.

— Зачем вообще они нужны?! Эти… самые женщины…

— Верно ведь?

— Плохо нам вдвоем?

— А тебя никто и не спрашивает!!! Давай, вон отсюда! Убирайся!

— Женолюб!

— Да! Можно подумать, что это они покинули меня.

— Но покинул то их я.

— Самолет компании «Аиталия» вылетает в Брюссель рейсом 274. Просьба всем пройти на посадку.

— Выход 42. «Аиталия» рейс 274. Всех приглашаем на посадку.

— Позвольте! Позвольте!

— Пропустите.
/Крики болельщиков/
— Вперед Санту! Вперед Санту!

— Ну… А… А-а-а… У…

— Хорошо! Хорошо!

— Эй! Чилио!

— Разве ты не в Брюсселе? Я думал ты занят своей брюссельской капустой.

— Нет. Я занят баскетболом.
— С каких это пор?

— С этих самых.
— Ха-ха.

— Как у нас дела?
— Какие тут могут быть дела?! Вот…

— Вот это я и спрашиваю.
— Конечно, спрашиваешь.

— Чего спрашивать? Мы проигрываем 86/0. Хуже некуда.

— Что так плохо?
— Даже намного хуже.

— И как же играют в эту игру?

— Играют так. Нужно забросить мяч в ту корзину. Хэ!

— Это всё?!
/Ритмичная музыка – Clown «Step on Dynamite» («Степ – динамит»)/

— В следующее воскресенье в 11.
— Что именно?

— Мы поженимся.
— Лиза, ты знаешь его? Что ему нужно?

— Отвяжись. Идет?

— Ни за что!

— Что-то я не разобрал последнего слова.

— Последнее слова «нет».

— Почему?

— Вы же слышали, моя девушка дала вам четкий ответ.

— Отвяжись.

— Знаешь, почему я тебе отказала?

— Потому что ты не сказал мне самого важного.

— А именно?
— Что ты меня любишь.

— Ха. Понятно же и так.
— Нет. И сейчас я хочу это от тебя услышать.

— Свидетелей многовато.
— Это ничего.

— Я…
— Я не слышу.

— Люблю…
— Погромче!

— Я люблю!
— Громче!

— Люблю!
— Громче! Я не слышу!

— Лю-ю-блю-ю!!!

— Ну, а теперь каким будет твой положительный ответ?

— Да! Ха-ха…

— Почему ты смеешься?

— Просто мне вспомнилось, как ты отлично рубишь дрова.

— В сарае не осталось ни одного полена.
/Играет свадебный марш/
/3 дня спустя/

— Это всё

время так?
— Всё время…

— Уже три дня и три ночи.

— Они не выходили позавтракать, пообедать, поужинать?

— Нет.
— Нет?

— Пойдем, узнаем, надо ли им что нибуть.

— Пойдем!
— Пойдем.

— Спокойно ребята. Тише. Тише!

— Я бы вызвал ветеринара.
— Осторожно.

— Подождите. Подождите… Т-сс!
/Звук скрипящей кровати/

— Что такое?
— Ты в порядке?

— В полнейшем. Я в полном порядке.

— А Лиза? Как ты Лиза?

— Хорошо… Потрясающе хорошо…

— Ей хорошо!

— Так на чём мы остановились?

— Я что-то не помню…
— Ну, тогда начнем сначала.
/Играет романтическая песня Adriano Celentano «Innamorata Incavolata A Vita»/ (далее текст и превод)
*Si e no / Да и нет.*
*Si e no / Да и нет.*
*Perche’ perche’ perche’, non ti decidi mai / Почему, ты не решаешься никогда*
*Un po’ ci sei, poi non ci sei / То ты здесь, то тебя нет*
*A volte poi / Потом иногда*
*Non sei come vorrei / Ты не такая, как я бы хотел*
*Un’altra volta si e no / Другой раз да и нет*
*Si e no / Да и нет.*
*Percche’ perche’ perche’, non ci capiamo mai / Почему, мы никогда не понимаем друг друга*
*Un po’ ti dai / То ты податлива,*
*Poi non ti dai / Потом – нет*
*A volte sai / Иногда, знаешь*
*Mi chiedo come fai / Я спрашиваю себя, как ты так можешь!*
*Perche’ sei, una discesa / Почему ты, уклон *
*Che va in salita / Который идет вверх?*
*Perche’ sei / Почему ты*
*Innamorata, Incavolata a vita / Влюбленная и взбешенная жизнью.*
*E con te / С тобой*
*Io quando vinco perdo la partita / Я, и побеждая, проигрываю матч,*
*Perche’ sei / Почему ты*
*Tanto si sa cosa sei / Слишком понятно, что ты такое*
*Cosa sei / Что ты*
*Percche’ con me perche’ / Почему со мной, почему*
*Con me perche’ con me / Со мной, почему со мной*
*Non dormi mai / Не говори мне никогда,*
*Un po’ mi vuoi / Что ты меня любишь,*
*Ma sembra che / Но кажется, что*
*La lite tu la vuoi / Ты хочешь ссоры*

Il bisbetico domato (Италия, 1980 г.)
Комедия
Реж.: Франко Кастеллано, Джузеппе Моччиа
В ролях: Адриано Челентано, Орнелла Мути, Эдит Питерс, Пиппо Сантонастасо, Милли Карлуччи, Сандро Гиани, Николя Дель Буоно, Винченцо Де Тома, Джимми иль Феномено, Елена Мари

 

Related Videos

Смертельная вертикаль летчика Гарнаева
Иван Васильевич меняет профессию (HD)
Бриллиантовая рука
Операция «Гроза», или вся правда о Великой Отечественной войне!