Укрощение строптивого / 1980 / Фильм / HD / Адриано Челентано

Укрощение строптивого / 1980 / Фильм / HD / Адриано Челентано

 

/Сельский клуб/

— День добрый.

— Добрый день.

— Здравствуйте, я редактор сельхозяйственной газеты. Я из Бергамо.

— Ладно. Тогда напишите, что власти должны дать нам субсидию. Урожай погиб. Дождя не было 4 месяца.

— Погодите… Погодите… Я по другому поводу. Ищу новости.

— Любопытные факты, сплетни о вашем коллеге, об одном местном фермере.

— О ком это?
— О неком… Сейчас… Минуточку… Элия Кодонио.

— Элия? Что он там натворил?

— Ничего. Ему сегодня исполняется 40 лет и мы даем о нем материал.

— Что это за имя – Элия!? Характер скверный. Он просто медведь. Местный феодал.
/УКРОЩЕНИЕ СТРОПТИВОГО/

— Но он симпатичный.
— На фотографии.
— Он ни с кем не ладит.

— С ним и правда так трудно общаться?
— Он поссорился даже с парикмахером.

— Он подстригал волосы, затем поставил сзади зеркала и Элия говорит «мне так не нравится, хочу подлиннее». Ха-ха-ха.
/Дружный хохот/

— А мои дочки слушали в четверг вечером музыку на вечеринке. Он подал в суд из-за шума.

— Хотя ты живешь в 2 километрах.

— Он сказал, что я разбудил его кур. Они перестали нестись. /Дружный хохот/

— На кого он только ни подавал суд. Он подал иск на всех жителей деревни.

— Даже на меня.
— А вы кто?
— Судья.

— Он женат, этот Элия?

— Если ты с ним заговоришь о женщинах – о тебе голову разобьет.

— Ни кого к себе не принимает.

— Значит живет один?
— Один с экономкой.

— Бедняжка делает всё, чтобы найти ему жену.

— В воскресенье она представила ему одну девушку.

— Только-только вышла из колледжа. Он вышел к ней переодетым Франкенштейном.
/Дружный хохот/

— Девушка убежала. Наверное, до сих пор дрожит от страха.

— И он не бывает в клубе?

— Почему же?! С утра был, но уже переоделся и играет в теннис.

— А-а-а! Значит, его характер всё-таки не мешает ему находить партнеров для игры в теннис?

— О-у…

— Аут!!! Кто же так бьет?

— До смерти загоняю! Увидишь!

— Подавай. Опа-па.

— На-ка.

— Вот. Еще. Ага.

— Хватит. Я выиграл!

— Это то, кто вам нужен.

— Ну и надымили. Топор можно вешать.
/Хором/
— О-о-о…

— Мне кофе.
— Какой желаете?

— Двойной! И покрепче.
— Сию минуту.

— Это мой табурет. Слезай.
— Извините. Мне не сказали.

— С вашего позволения представлюсь – меня зовут…

— На этом закончим. Не хочу перегружать память.

— Э-э-э. Видите ли, я представляю газету из Бергамо.

— А я не представляю.

— Сколько сахара?
— Два, но чтобы я видел.

— Наша газета хотела бы на ваше рождение отреагировать большой статьей.

— И при этом на первой полосе.
— За плату?

— Нет. Бесплатно.
— Это меняет дело. Я готов.

— Что вам нужно?

— Кое-какую информацию я уже успел получить от ваших друзей. Они рассказали, что у вас…

— Так, и что же у меня?

— Если не кривить душой, портрет получится не очень то хороший.

— М-м-м… Конечно, на вид вы симпатичный человек, известный в округе. Но,

говорят, у вас плохой характер.

— У меня плохой характер?

— Это у меня то он плохой?!
/Хором/
— Да!!!

— Кто сказал?

— Хором, это еще не значит, что так считает каждый из вас.

— Я спрашиваю – кто лично? Вот ты! Плохой у меня характер?

— Да.
— Смелый. И за это прощаю.

— Ваши друзья утверждают, что вы такой резкий и раздражительный, потому что вовремя не женились.

— Значит у меня плохой характер оттого, что меня не окрутили?!

— У вас такой характер, потому что вы до сих пор холостой.

— Так я и понял. У меня плохой характер, потому что меня не удалось окрутить?

— И вы ничтожные подкаблучники, женатое отребье, смеете мне говорить такое?!

— Вы – которых окрутили женщины, перекроили по своему подобию?! Да, вы забыли, что такое мужской характер!!!

— О тебе нечего говорить – тяжелый случай.

— У этого до женитьбы была копна волос. Где они теперь?

— Ты был как колосок. А сейчас? Подвинься. Пингвин надутый.

— У тебя была железная хватка.
— Ну, и что же ты хочешь?

— Показать, чем ты стал теперь, после того как женился.

— М… М-м-м…

— Вот это да!
— Силач.

— У тебя был рост 2 метра 40.

— Ты мог заметить жаворонка высоко в небе. А теперь не видишь собственного пупка.

— И они меня еще жалеют. Мне сегодня исполнилось 40 лет, а я в превосходной форме!!!

— Может кто нибуть из вас, женатиков, повторить такое?!

— О-о-о!
— Ничего себе!

— Ерунда…
— Ты сможешь?
— Ну и что?!

— Следите за руками.

— Добрый день, Элия.
— Добрый.

— Добрый.

— Добрый.

— Добрый.
/Звук свистка/

— Оп… Оп-па.

— Так. А теперь прыгаем, отрываемся от грешной земли. Летим выше, к небесам, звездам. Выше!

— Привет.
— Привет.

— Заставляю ребят тренироваться как можно интенсивней. Хэ…

— В понедельник у нас финальный матч по баскетболу. Придешь?

— В понедельник лечу в Брюссель.

— А!
— Общий рынок обсуждает договор о капусте.

— Ясно… Жалко. У нас будет потрясающий матч.

— Вообще-то, баскетбол меня не интересует.
— О!

— Скажи… Как там с дождем? Что нибуть делаешь?

— Э… Я?… А что я могу поделать?
— Молиться! Что же еще?!

— Каждый вечер молю Иисуса.
— Так обратись к нему с утра.

— Элия…

— Поздравляю тебя с днем рождения.

— Спасибо.

— А знаешь, ты подошел к тому возрасту, когда нужно подумать…

— Ну, словом, взглянуть на себя как продолжателя рода человечества.

— Всё ясно. Опять эти же разговоры. Ты же меня знаешь. Я никогда не женюсь.

— Не женишься? Элия!

— Ты же крепкий, полный сил и жизненной энергии. Мужчина!

— Убери руки!

— Ну, как это может быть, чтобы ты не подыскал себе женщину?

— А ты подыскал?
— Причем тут я? А? Хэ-э-э…

— Ну, вот скажи, разве у тебя не бывают такие моменты, когда плоть восстает и требует своего?

— Эти импульсы трудно подавлять в себе. Бренность требует своего!

— Ей невозможно противиться. Ты вспомни! Тебе должны быть знакомы такие

импульсы.

— Знакомы, конечно.
— А-а-а! Ну, и что ты делаешь?

— Эх… Да просто в сарае колю дрова.

— А-а-а!
— А ты что?

— Звоню в колокола.
— М-м-м… И часто звонишь?

— М-м-м… Во…

— До скорого. Увидимся.

— Побольше легкости и свободы. Прыгайте! Прыгайте! Летите!

— У вас нет никакого веса. Вы можете звонить в колокола!

— Эй, Тони. Ты сеешь? Но ведь давно прошли все сроки.

— Нет, это зерно для ворон.

— Молодец… Если ты подкармливаешь птиц, значит у тебя добрая душа. Они братья наши.

— Ага. Бросаю им отравленную пшеницу. Авось все передохнут.

— Не дай бог, хоть одна спасется. И тогда, пиши – пропало.

— Но чем они провинились?

— Будто мало мне одной только засухи.

— Эти проклятые зверюги накинулись на меня.

— Я сею овес, склевывают кукурузу. Ни одного зерна не оставили.

— Всё подряд жрут! А я прокормиться не могу!!!

— Так лучше пусть они сдохнут, чем мне пропадать!

— Но к чему такая крайность? Можно же договориться обо всем.

— Сказал тоже «договориться»! Ты только взгляни на этих обжор!

— Чтоб они дохлые все вниз попадали! Эти черные уродины!!!
/Вороны галдят/

— Тихо!

— Отвечай – кто тут за главного?

— Кар-рр-р.

— Ты?… А часом не врешь?

— Кар-р.

— Тогда слушай, что скажу. В двух милях отсюда за рекой есть брошенный участок.

— Он был засеян, но фермер переехал в город. Там примерно 2 гектара, может больше.

— На этом поле ты со своими друзьями найдешь, всё что нужно. Тебе ясно?

— Кар-ррр-р.

— Тогда летите.
/Галдят вороны/

— Ы-ы-ы-ы-ы-ы-ы…

— Надо уметь разговаривать. Это тебе не люди.

— С ними можно договориться.

— Привет, Элия.
— Я, что, здоровался с тобой?!

— Э-э-э! Вредный же ты человек… А вроде святым именем назван.

— Добрый день, хозяин.
— Здорово, Мигель.

— А! Здорово, Элия!
— Ты кусты ровно подрезаешь?

— Как по линейке.

— Я проверю.

— Здравствуй!
— Добрый день!

— Привет!
— Здрасте.

— Здрасте.
— Здравствуй.

— Добрый день.
— Добрый день.

— Элия!
— Привет!

— О! Привет!
— Здрасте.

— Что ж ты сегодня не встречаешь меня? А?
/Играет пианино/
/Играет пианино/
/Играет пианино/
/Играет пианино/
/Играет пианино/

— Чёрт побери… Эта даже с музыкой.
/Играет пианино/
/Играет пианино/
/Играет пианино/
/Играет пианино/
/Играет пианино/

— М-г!!!
/Напевает мелодию пианино/

— Кто это?

— А? Кто «кто»? О ком ты говоришь?

— Кто там у нас?
— Так, гостья. Просто одна милая девушка.

— Она племянница моей хорошей подруги…

— Она из города. Сама доброта. И ей всего 29 лет.

— А какой характер! Это я не о подруге, это я про неё. Про девушку…

— Я ведь сказал – никаких девушек.

— Ну, сказал… Сказал… Мне не велено приглашать в дом посторонних.

— Ну, поговори с ней по душам. И она не будет казаться тебе такой посторонней.

— Настаиваешь?
— Да.
/Играет на пианино/
/Тараторит не останавливаясь/
— Так я получила

высшую оценку и консерваторский диплом.

— Моя преподавательница, тонкая и чувствительная натура, велела мне играть 18-ю увертюру Шопена.

— Не для экзаменаторов. А для меня самой. Для моей души…

— Согласитесь, что в музыке, как нигде, проявляется душа.

— Каждый мужчина для меня — определенная музыка.

— Мне не придется упражняться. Нет нужды. Мой отец оставил мне скромное состояние.

— Когда я решусь на серьезный шаг, если я, конечно, найду подходящего человека, то я тогда…

— Я не тянусь к принцу. Я ищу человека…

— Может не такого красивого, но важна душа его, что бы он был обаятельный и воспитанный, застенчивая улыбка ребенка.

— Ха. Ха. Ха. Ха. Ха.

— А-а-а!!!
/Свистит/

— Что же это такое?! Куда ты девал девушку?
— Кого?

— Я говорю о девушке!
— А! Мы друг другу улыбнулись, и она ушла.

— Теперь мне всё ясно. Отпугнул её каким нибуть страшилищем.

— Да. Показал ей зубки дракона. Ах, ты моя негритяночка. Я выпью твою кровь! Где твоя кровь.

— Если опять для выжимания виноградного сока на вино нам придется нанимать 20 человек,…

— …на их жалование, оплату страховки и всего другого уйдет чертовая уйма денег.

— Ваших?
— Нет. Ваших.

— Моих.
— Вы же будете нанимать.

— Не уверен.

— Я пекусь о ваших деньгах, потому что я ваш бухгалтер. Именно поэтому я предлагаю статью экономии.

— У нас есть филиал фирмы «Дизель». Их соковыжималки работают за троих, при этом 3 раза быстрее.

— А на что жить тем, кого мы не наймем?
— Ну, прогресс требует жертв.

— Уверяете меня, что эта машина станет работать за троих и втрое быстрее, чем рабочие?
*Vincerai / Выиграешь!*

— Ставлю 100 против 1.

— Так вы печетесь о моих деньгах?
— Нет. О вашей выгоде.

— С чего бы это?
— Не знаю. Таков уж я есть.
/Ритмичная песня — Clown «La Pigiatura»/
*Fiori e fantasia / Цветы и фантазия.*
*Ла-ла-ла-ла-ла*
*Forza che sei tutti noi / Вперед, ведь ты — это все мы!*
*Ла-ла-ла-ла-ла*
*Festa di colori / Праздник красок.*
*Ла-ла-ла-ла-ла*
*Pigia forte e canta insieme a noi / Жми сильно и пой с нами!*
*Grappoli d’oro / Золотые гроздья,*
*Ла-ла-ла-ла-ла*
*Ogni dolce e un tesoro / Каждая сладость — это сокровище.*
*Ла-ла-ла-ла-ла*
*Non ti fermare / Не останавливайся,*
*Ла-ла-ла-ла-ла*
*Pigia forte e canta insieme a noi / Жми сильно и пой с нами!*
*E rispondigli che hai / И ответь ему, что у тебя есть.*
*Dei profumi di lilla / Ароматы сирени.*
*Sei forte e vincerai / Ты сильный и выиграешь.*
*Vincerai!*
*L’uva e l’allegria / Виноград и радость.*
*Ла-ла-ла-ла-ла*
*Forza dai che ce la fai / Вперед, давай, ведь ты сможешь!*
*Ла-ла-ла-ла-ла*
*Non fermarti mai / Никогда не останавливайся!*
*Ла-ла-ла-ла-ла*
*Sei il piu forte / Ты — самый сильный,*
*Insisti e vincerai / Поднажми и выиграешь.*
*Grappoli d’oro / Золотые гроздья,*
*Ла-ла-ла-ла-ла*
*Ogni dolce e un tesoro / Каждая сладость — это сокровище.*
*Ла-ла-ла-ла-ла*
*Non ti fermare / Не останавливайся!*
*Ла-ла-ла-ла-ла*
*Sei il piu forte / Ты — самый сильный,*
*Insisti e vincerai / Поднажми и выиграешь.*
*E se credi in cio che fai / И
p>если веришь в то, что делаешь,*
*Vedrai che riuscirai / Увидишь, что сможешь.*
*Ed il volo di un gabbiano / И полёт чайки…*
*Sei forte e vincerai / Ты сильный и выиграешь!*
*Vincerai / Выиграешь!*
*Vincerai!*
*Vincerai!*
*Fiori e fantasia / Цветы и фантазия.*
*Ла-ла-ла-ла-ла*
*Forza che sei tutti noi / Вперед, ведь ты — это все мы!*
*Ла-ла-ла-ла-ла*
*Festa di colori / Праздник красок.*
*Ла-ла-ла-ла-ла*
*Pigia forte e canta insieme a noi / Жми сильно и пой с нами!*
*Foglie verdi e cielo blu / Зеленые листья и синее небо,*
*E profumi di lilla / И аромат сирени.*
*E prati in quantita / И множество лугов.*
*Sei forte e vincerai / Ты сильный и выиграешь!*
*Vincerai / Выиграешь!*
*Vincerai!*

— Браво!
— Браво!!!

— Так. Покупаем её?

— Нет. Мне нужна другая машина.
— Какая же?

— Электронный калькулятор. Он будет работать за троих бухгалтеров и в 3 раза быстрее.

— Элия! Я так рада!!! Нам так повезло!!! Повезло!!!

— Что я выиграл?
— Да, нет! Дождь!!!

— А ведь и правда дождь.
— Правда…

— Тогда бежим!
/Раскат грома/

— Ты поставил мне мат. Сдаюсь.

— Пошла в погреб за вином. Не зови меня, всё равно не услышу.

— Не буду с тобой играть.
/Собака поскуливает/

— Фи… Не желаю слушать никаких извинений.
/Звонок в дверь/
/Из погреба/ — Звонят, слышишь?!
— Звонят, слышишь?
/Звонок в дверь/
/Из погреба/ — Пойди, открой!- Пойди, открой!
/Настойчивый звонок в дверь/

— Пойди, открой! /Собака скулит/

— Понятно. Открывать мне.

— Вы позволите войти?

— Почему?

— Потому, что дождь!

— Но ведь не сильный!.

— Так что? Могу я войти?

— Я не знаю, кто вы.

— Меня зовут Лиза.

— Это не ваша вина.

— Вы упражняетесь в остроумии, а я могу простудиться.

— Я тоже.

— Вода одинакова для всех мокрых, а не только для вас одной.

— От вас отскакивают капли и попадают на меня.

— Даю вам ровно 5 секунд на размышление.

— Либо вы меня впускаете, либо…

— Хэ!

— Это неслыхано!!! На улице гроза, потоп, я вымокла до нитки.

— В близи нет других домов, а вы держите меня за дверью.

— Если бы не заглох мотор моей машины, я бы не подумала вас беспокоить.

— В таких случаях пользуются гостиницей.
— Так у вас есть гостиница?

— Есть. Отель «Корона», люксы 3 класса.
— Где же она?

— В 15 км отсюда.
— И вы можете меня туда отвезти?

— Нет!

— Так вы мне предлагаете прошагать все 15 км?!

— Я дам вам велосипед.
— Нет. Можно я переночую здесь?

— Как угодно. Но здесь жёстко.

— Где?
— Тут.

— Ну, послушай. Что мы дикие звери? Как можно отказать в гостеприимстве сеньорите?

— Так бы и расколотила твою башку, чтобы втолкнуть в неё хоть капельку любезности.

— Пойдемте, сеньорита. Я устрою вас в комнате для гостей. Вам в ней будет удобно и хорошо.

— У нас есть комната для гостей?

— Конечно. Только мы её еще никому не открывали. Идите дорогая…

— Благодарю вас.

— Вы очень галантный кавалер.

— Да, минутку. Чтобы переодеться, мне нужен мой чемодан.

— А где он этот чемодан?
— В машине, на улице.
-Ты слышал? Он машине, на

улице!
— Я слышал. Вот и принеси его!

— Ты что? Мне идти в такой дождь?! Сам принесешь!

— Нет. Я не пойду.
— Не пойдешь?! Тогда кто пойдет?

— Ты не пойдешь? /Скулит собака/

— Тогда пойдет она. Она всё равно мокрая.

— Что!!! Да есть ли у тебя стыд?! Просто рехнулся. Придется мне.

— Нет, нет. Тогда уж я. Дайте только зонтик.

— Сеньорита, я вас прошу, пройдите к огню, иначе вы заболеете. Погрейтесь… Я сейчас, одну минуту.

— Сразу было ясно, что всё равно идти мне…

— Вы удивили меня, не скрою.

— Я ведь с вами разговариваю!

— Нет, это ни на что не похоже!

— Вы не хотите меня слушать?

— Мне вас слушать?! А с какой радости, хотел бы я знать.

— Только что с силой вы ворвались в мой дом, вся мокрая. Перепачкали тут мои полы, мои диваны.

— И мне вас слушать?! Хэ-хэ… Ничего себе вечер выдался!

— Собственная собака ставит мне мат. Ваши брызги намочили мне рубаху.

— Я не слушаю, но можете говорить.

— Вы ко всем женщинам относитесь так плохо?
— Плохо? Это, по-вашему, плохо?!

— А как иначе это можно назвать? Гостеприимство? Любезность?

— Отодвиньтесь немного…

— От камина, а не к нему…

— Это почему же?

— Вы очень дымите.
— Что?

— У вас костюм дымит, а я не выношу запаха гари.

— Вот она эта комната для гостей.

— Очень мило.

— Я знала. Наступит такой прекрасный день, когда какой нибуть гость, а лучше гостья, войдет сюда и останется хотя бы на ночлег.

— Сейчас приготовлю постель.

— Положу два одеяла. По ночам бывает холодно.

— А здесь у нас ванная.

— Спасибо. Одной бы мне было намного сложней.

— Людям надо служить, это приятно. Может и он это поймет?

— Вообщем-то, он симпатичный.
— Симпатичный? Ха-ха. Дикий медведь.

— Можно от вас позвонить в город?

— Конечно. Сейчас я переключу вас на городскую линию.

— Прекрасно.

— Ну, вот. Можете звонить. Готова поспорить, что сегодня вы еще не ели.

— Вы угадали.

— Через полчаса мы будем с вами ужинать.

— Что, через полчаса к ужину?
— И ты выйдешь к ужину таким?

— А, между прочим, у нас гостья. Неужели сядешь за стол распоясанным?!

— Галстук все-таки надеть можно! Ой-й!
/Скулит собака/
/Звонит телефон/

— Да.
— Привет, Ринета.

— Лиза, это просто свинство с твоей стороны. Уехала из Потофино в 4 часа.

— Викторио совсем извелся от волнения. Что нибуть случилось?

— Что-то с машиной. А тут еще гроза. Вся насквозь промокла. Приютили меня в одной лачужке в селе.

— Ну, вот. А мы не знали, что и подумать. Викторио! Викторио! Это Лиза.

— О-о-о! Благодарю.

— Лиза! Любовь моя. Что случилось? Где ты?

— В Равиньяно.

— В Равиньяно?! Это в районе Бергамо. Я приеду за тобой.

— Не волнуйся. Я переночую здесь. А завтра позвоню тебе. До завтра. Да?

— Я приеду! К тебе полчаса езды всего.

— Может и так, но ты не приезжай. Я остаюсь здесь на ночь.

— Не понял?
— Еще бы! Такой ор.

— Привет… До завтра.
— Что?

Утром я тебе позвоню еще.

— Понял тебя. Я тебя обнимаю. Погоди.
— Не вешай трубку.

— Дай трубку.
— Не вешай трубку, с тобой будет говорить Рината.

— Спасибо.

— Алле. Это я.
— Ну, что такое?

— Что-то ты темнишь, дорогая, насчет лачуги и ночлега в одиночестве. А ну, выкладывай. Кто он?

— О ком ты?

— Так у лачуги же есть хозяин. И красивый мужчина?

— Ничего. Вообще, странный субъект.

— Но своеобразный.
— Даже? Ай-яй-яй.

— Ты что?
— Значит, он тебе нравится?

— Нравится?! Мало ли кто мне нравится.

— А как же Викторио?

— Знаешь, спроси что-нибуть полегче. Всё, кладу трубку.

— Но как ты будешь выкручиваться? План есть?

— Всё, всё. Через полчаса мне надо явиться на ужин. Хочу предстать в пике. своей формы До скорого.

— Мами!

— Ну, что? Как тебе мой галстук?

— Нравится?

— М-м-м…
— Да, при галстуке полагается пальто, но его не нашел.

— Готово?
— Давно.

— Подожди, когда за стол сядет гостья.

— Ей было дано полчаса.
— Да…

— Прошло 31 минута. Я буду есть.

— Удивительное создание. Эта бабочка.

— Хэ…
— Уникальное ночное чешуекрылое.

— Исчезающий, можно сказать, экземпляр у нас в Европе.

— Вам нравится?
— Хэ… Грандиозно.

— А тебе, мами, нравится?
— Чудовище.

— Чудовище…

— В самом деле чудовище?
— Да, еще и какое.

— Мг. А какой нибуть коллекционер заплатит за неё миллионы в будущем веке.

— Кажется, вы очень любите животных?

— Тогда, почему нам не перестать быть такими чужими?

— Люблю!

— А как насчет людей?

— Терплю, но не очень. Особенно посторонних.

— Хотя бы для начала представьтесь. Как вас зовут?

— А вас как?

— Как и прежде. Лиза.

— Элия.

— Элия… Одного из пророков так звали, кажется.

— А может вы тоже можете прорицать,… предвидеть?…

— Иногда.
— И что вскоре будет?

— Суп у вас остынет, если не перестанете болтать.

— Мг-г…

— Я хочу пить.

— Спасибо.

— Ах.. Знаешь, Элия, я подумала…

— Знаете!

— Да, знаешь, вот о чем я тут подумала.

— У тебя красивый дом. Здесь уютно, тепло, тихо. А вот у меня в Милане ужасно. Движение и суета.

— Такой шум, что до 3 часов ночи невозможно заснуть.

— Я ездила в Портефино, чтобы побыть одной. Мне это не удалось, там тоже столпотворение.

— В Портефино у меня вилла на побережье. Могу отплатить тебе за любезность. И летом пригласить на море.

— Летом у меня сбор урожая.
— Хорошо. Приезжай в декабре в город.

— В декабре я разливаю по бутылкам вино, выжимаю масло из олив.

— Когда же у вас в деревни бывает отпуск?

— Отпуск? От чего?

— В отпуск уходят от работы, которая не нравится. Мне моя работа очень даже по душе.

— Однако, ты находишь время, чтобы читать.

— У тебя прекрасная библиотека. Я иногда читаю перед сном.

— Тебе нравятся детективы?

— Нет. Я не люблю, когда убивают людей.

— Боже! Что случилось?
— Ничего. Погас свет.

— Дай мне руку. Я ужасно боюсь темноты.
/Поёт/

Поздравляем тебя! Поздравляем любя! Поздравляем, Элия! С днем рождения тебя!

— Вдобавок ты еще и родился сегодня?!

— Да.
— Поздравляю.

— Что мне нужно делать?
— Задуть свечи.

— Дунуть нужно сильно – сильно.

— Чёрт побери. Очень уж сильно.

— Одна, вторая, третья…
— Их 40.

— 40 лет? Тебе столько не дашь.
— Конечно.

— А мне 25.

— И тебе столько не дашь.
— Конечно.

— Я думал 26.
— Н-н-ннн…

— Ты грубиян, каких свет не видел. Ты чурбан неотесанный.

— Сеньорита, ему стыдно сознаться, но он совершенно не знает, где проживает вежливость.

— М-м-м… Ты настоящий африканец. Ух!

— Пошутил я. Это же ясно.

— Кто виноват, что вы не понимаете шуток.

— Это подарок.

— Подарок мне?
— Ну, да. У тебя же день рождения.

— Бери. Я купила это в Портефино.

— А что там внутри?

— А что там внутри!!! Ты открой! зачем спрашивать? Ой…
/Играет музыка/

— Куда бы эту вещицу теперь поставить?

— Пожалуй, вот сюда… Здесь будет хорошо.

— А может подальше… Вот туда…

— Лучше всего вот сюда. Самое лучшее!

— О! По-моему, дождь кончился! Да! Никакого дождя.

— Даже звезды видно.
— Ну и что?

— Как «что»? Ты можешь ехать в гостиницу.

— В какую гостиницу? Ту, что в 15 км от сюда?
— Да!

— Ты сумасшедший!
— После ужина нужна прогулка.

— Она способствует пищеварению.
— Я не пройду такое расстояние пешком.

— Пожалуйста, я могу одолжить тебе свой велосипед. Я его никогда никому не давал.

— Ты мне потом пришлешь его назад.
— Ах-х…

— Можешь даже не присылать, если не хочешь. Я куплю себе другой.

— Я оценила твоё великодушие. Лиза Сильвестри очень признательна деревенскому джентльмену!

— За отличный ужин! За торт, который не попробовала! За чудную компанию! За всё чего я не получила!!! Спасибо!!!

— Грубиян. Чурбан неотесанный.

— Мужик!!!

— Могу я хотя бы узнать, как называется эта чертова гостиница?

— «Корона». Отель «Корона».

— И конечно, в этом доме нет никакого телефонного справочника?!

— Вот, пожалуйста.
*Как же! Сейчас помчусь туда на велосипеде! Жди!*
*Я порошу прислать за мной машину. И чем раньше она придет, тем лучше.*
*Ни минуты не останусь в этом доме.*
*Ты еще меня узнаешь, индюк надутый.*

— Всё. Чемодан готов.

— Отель «Корона»…

— Отель «Корона» 70, 20, 10.

— Это ваше, не забудьте.
— Благодарю.
/Звонит телефон/

— Вас слушают.
— Я прошу отель «Корона».

— Вас слушает станция заправки.
— Я бы хотела забронировать номер.

— Э-э-э… Но мы только заливаем горючее. Вам бензин, да?

— Я бы хотела заказать номер с ванной.
— Ванну бензина?

— Ах, у вас нет номеров? И даже 2-х местных?
— У нас есть моторное масло…

— Ну, что ж. Раз всё занято, извините. Делать нечего. Благодарю вас.

— Я буду жаловаться на вас в центр по туризму.

— Хм… Вот это да…

— Нет ли у вас другой гостиницы?! Хоть в 50 км, пусть хоть на вершине горы.

— Или мне можно переночевать у сеньора

в сарае?!!!

— Так и быть оставайся на одну ночь. Но только на одну! Договорились.

— Ей богу, я бы поколотила тебя, не будь ты новорожденным.

— Не понимаю за что.
— Ах…

— Ты тут, в деревне, привык засыпать с курами. Ну а я — нет. Я хочу развлечься. Всего лишь 10 часов.

— Конечно, кто в такую рань спит?

— Белоснежка, замолкни. Сыграй что нибуть, если не можешь молчать.

— М!!!
— О-о-о…

— И даже кино у вас нет?
— Кино имеется.

— Ага! Прекрасно.
— Оно бывает только по четвергам.

— Ну, а сегодня можно хотя бы послушать музыку? А?

— Нет. Всё уже закрыто.

— Если тебе хочется музыки — мами тебе сыграет лучше любого диска.

— Верно, мами?
— О! Первое умное слово за весь вечер.
/Играет на пианино/

— Неужели весь вечер скучать?

— Могу показать тебе Ганимед.
— Он что твой друг?

— Нет. Это друг Юпитера, его третий спутник.

— Придумал развлечение! Бедная девочка…

— Он находится между Европой и Каллисто. Его открыл Галилей. Пошли на крышу.

— Если посчастливится, мы его увидим. Лишь бы небо было чистым.

— Но астрономия меня мало интересует. Лучше включи для меня телевизор.

— У меня нет телевизора.

— Как это нет телевизора? Когда он есть! Если вы пойдете наверх в маленький кабинет, вы найдете его.

— Да нет его здесь…
— А это что?

— Ах, это? А я пользовался им как табуретом. Сидел на нем и копался в бумагах.

— Давай посмотрим.
— Ганимед куда лучше.

— Это чудо — старые комедии. Они мне ужасно нравятся.
/Смеется/

— А ты я вижу, не смеешься?

— Нет.
— Ха…

— Да ты посмотри, посмотри. Ха-ха. Разве не забавно? Видишь, как он полетел? Ха-ха.

— Смотри, как он плюхнулся! Тебе не смешно?

— Нет.
— Над упавшими смеются с тех пор как стоит свет. А ты что же?

— Да ведь… он ударился… Ему больно.

— Весь принцип смешного как раз и состоит в падении. А ты от этого плачешь!

— Ы-ы-ы…

— О! О-о-о…

— Об этом говорил даже Чаплин. Лежит банановая кожура, подходит человек.

— И трах! Он упал, поскользнувшись на кожуре. Далее смех. Это же, как дважды два! А ты не смеешься!

— У-у-у-у-у… Ы-ы-ы… Нет…

— Я тебе не нравлюсь. Тебе не нравятся комические трюки. Ну, ведь что-то тебе должно нравится!

— А-а-а… Нет…
— Спокойной ночи!!!

— Это ужасно!
— Ужасно…

— Ы-ы-ы… Ы-ы… Ы-ы-ы…
/Грохот/

— Ай… Ой… О…

— Ты сильно ушиблась?
— Конечно, что за вопрос!!!

— Ой… О…
— Ха-аха-ха…

— Ты смеёшься?

— До меня дошло!!! Человек упал, нужно смеяться.

— Ты не обманываешь меня? Ты сильно ударилась? Ха… Ха-ха…

— Сильно ударилась… Ха-аха-ха… Сильно ударилась… Ха…

— Ну, хорошо. Ты меня научила. Теперь пойдем.

— Пойдем, я помогу.

— Не будем спешить.

— Ха-аха…

— Постой… Я открою. Мы уже пришли.

— Что ты делаешь?
— А ты знаешь, у тебя красивые уши.

— Кажется, настало время идти спать.

— Спокойной ночи.

— Спокойной ночи…
/Грохот/

— Элия! Ты починил машину синьорины

Лизы?

— Погоди…
/Скулит собака/

— Не так?
/Стук в дверь/
/Стук в дверь/

— А! Могу я узнать, который час?
— Страшно поздно, семь часов.

— Взошло солнце. Машина твоя починена. Можно ехать.

— Доброе утро, Элия.
— Добрый день. А точнее до свидания.

— Я пришел попрощаться. Седьмой час. Мне нужно работать. До встречи в Милане.

— А ты скоро туда приедешь?
— Да. Через 3-4 года.

— Ай. О…
— Что такое?

— Ай, больно. Моя нога… Я вчера растянула её. А может даже перелом. Нога вся распухла.

— Больно здесь?
— Ай…

— Здесь больно тоже?
— Ай, да…

— Здесь тоже?
— Ай…

— А, вот здесь?
— А…

— Встань!

— Попробую наступить на ногу. Ай. Ой. Нет, ни шагу не могу сделать.

— Ужасная, нестерпимая боль. Я доставляю тебе новое беспокойство. Но как видишь, не могу уехать.

— Можешь лежать. Я пришлю ветеринара.
— Нет, я себя знаю.

— У меня уже было что-то в этом роде. Не стоит беспокоится. Нужен покой. И через 2-3 дня всё пройдет.

— И ты не можешь со мной остаться?
— У меня дела.

— Элия, ты куда?
— Мне к Тонио.

— У него воспаление легких.

— Разве я справляюсь о его здоровье?
— Нет…
/Сильный кашель/

— Дверь!… Одеяло!…
/Кашель/

— Сквозняк!…
/Кашель/

— Элия, ты пользуешься телефоном?
— Да.

— И даже не спрашиваешь у меня разрешение?
— Нет.

— Ну, что ж, звони…
/Звонок телефона/

— Алло. Я слушаю, говорите.
/Кашель/

— Окно!… Одеяло!!!…

— Дверь, Элия!

— И вовсе у тебя не такой плохой характер, как они здесь расписали.

— Что ты делаешь? Ты спятил? Стой! Остановись!!!

— Куда ты меня везешь? Дай мне сойти! Хулиган! Псих!

— Что ты себе позволяешь!!! Остановись сейчас же!

— Ненормальный! Урод, ненормальный!

— Дай мне слезть! Остановись! Ты слышишь?

— Дрянь! Идиот!
/Смех/

— Шут гороховый! Ненавижу!!!
/Смех/

— Ненавижу!

— Мразь! Остановись сейчас же! Кому говорят! Стой!
/Смех/

— Дубина! Мыльный пузырь!

— Н-н-н!!! Остановись! А-а-а!!!
/Смех/

— Взгляните, не пожалеете. Ну и картина!
/Смех/

— Такого еще не бывало!
— Это ж надо!

— Скотина! Индюк! Кретин!!! Пень! Тупоголовый дикарь! Я с тобой еще рассчитаюсь!

— Только больше не пытайся звонить в гостиницу «Корона», она уже как 2 месяца закрыта.

— Это кто такая? Откуда?

— Живая и голая…

— Голая и живая!
— Пойди вон!!!

— И духами пахнет.

— Дефективный! Недоносок!

— Зверюга! Бревно!

— Местный дурачок!

— Сельский сумасшедший!

— Дремучий идиот!

— Припадочный! Взбесившийся индюк!

— Кретин! Недоразвитый!

— Остолоп!
— А можно без оскорблений.

— Тебе чего от меня нужно? Залей полный бак.

— Да, ты тоже хороша. Какой то наглец, чуть ли не ногами тебя топчет, а ты ему это позволяешь!

— Ну, я тебе покажу, где раки зимуют.

— А как же бензин?

— То ей залей полный бак… То оскорбляет как самого последнего… То уезжает, ни слово не говоря.

— Нет! Надо закрываться. Это не работа, всё, никакого бензина.

Всё.

— Что это? Хочешь рассказать анекдот? Пошлый и бородатый?

— Ты просто свинья!

— Что-то снова не так?

— А-а-а!

— Ты меня ударил?…

— Э-э-э. Это ведро виновато.

— Я сюда явилась, для того, чтобы сказать, кто ты есть.

— Ты остолоп, женоненавистник, хам, дурак и отъявленный грубиян!!!

— Не много ли всего?

— А еще ты самодур.

— Из этого я заключаю, что ты влюбилась в меня.

— Кто? Я?
— Точно! Какой будет твой положительный ответ?

— Да… Возможно… Пожалуй…

— Да, но ты подробности упускаешь.
— Какие же?

— Это то, что я не влюблен.

— Это не я, а ведро.

— С ума сойти… Ха…
— От чего с ума сойти?

— Мне в жизни раз 100 приходилось говорить мужчинам, то, что сказал мне ты.

— И что?
— Ничего особенного…

— Это так просто говорить «нет», когда не влюблен.

— Но как они выслушивали?! Никогда бы не подумала, что я сама могу оказаться на их месте.

— Не принимай это близко к сердцу.
— А я и не принимаю. Я смеюсь.

— Ха. Птички попадая в клетку, смеются тоже.

— Но от бессилия и злобы.
— Это птицы то смеются?

— Они поют.
— Смеются. Когда-то у меня была птичка.

— Так вот, она на редкость была самолюбивой и остроумной.

— И клетка была не поддельной.
— Что ж, прощай.

— Прощай.

— Я совсем уезжаю.

— Ну, и что ты на это скажешь?

— Что скажешь ты?

— Ты сделала ужасную ошибку.

— Твой выбор был неудачен.

— А ты откуда знаешь, что неудачен?

— Подумай… Разве деревня для такой девушки как ты, привыкшей к Милану, Портофино.

— Девушка, вроде тебя не должна влюбляться в деревенского парня.

— Ты бы и недели не выдержала бы здесь.

— Среди кур и свиней.

— Перестанешь ли ты когда нибуть думать за меня? А представь, мне как раз здесь очень понравилось.

— Ха!

— Э-э-э…

— Но у нас жить трудно…

— Работа с утра до вечера. И развлечений нет.

— Дай попробовать.
— Не шути.

— Да, я не шучу. Дай мне отработать мой долг.

— Так что? Какой будет твой положительный ответ?

— Хэ-хэ… Ты упряма, вроде осла.
— Ха. Вот и первый комплимент. Ну, так как?

— Идет. Нанимаю тебя до понедельника.
— Почему только до понедельника?

— Потому, что в понедельник я лечу в Брюссель.
— Но ведь уже суббота.

— Без 10 двенадцать. Впереди день.
— Что ж. Я согласна.
/Напевает песню/

— Мами!

— Мами! Мне удалось! Всё вышло! Всё получилось! Ха!

— Что у тебя получилось?
— Элия мне сказал, что я могу остаться!!!

— А-а-а-а-а!!! Вот новость, так новость!!!

— Алло. Лиза, где ты?

— В Равиньяно.

— Всё еще там? Можно узнать, что ты делаешь в Равиньяно?

— Нашла работу.
— Ты?

— Да… Работаю крестьянкой.

— Ты себя хорошо чувствуешь?
— Никогда так хорошо я себя не чувствовала.

— Ты не представляешь как хорошо на природе среди свиней, кур.

— Тебе же всегда было плевать на деревню!

— Послушай меня Лиза. Если что-то не так, скажи мне сразу. Я могу приехать.

— Хочешь?
— Нет. Всё в порядке.

— Я

хочу немного побыть одной, чтобы разобраться в себе.

— Не говори ерунды.
— Что?

— Нет… Вообщем, когда закончишь разбираться в себе, совсем… Если захочешь – перезвони!!!
/Ритмичная песня — Clown «La Pigiatura»/

— А-а-а!!!

— Привет, Элия!
— Привет.

— Привет, Элия!
— Садись, поезжай.
— Привет.

— Привет, Элия!
— Привет.

— Все что ли на месте?
— Новенькой нет.

— Останови на минутку.
— А-а-а…

— Поезжай.

— Рабовладелец. До чего довел бедную девочку!!! И не стыдно?

— Угнетатель? Ух…

— Ну, и как прошел первый день в деревне?

— Понравилось?
— М-м-м…

— А как насеет вечера? Сходим куда нибуть?

— Можем и музыку послушать.

— Знаешь, тут открыли танцзал. Рядом, в 30 км.

— Может, поедем на велосипеде? Педали будем крутить поочередно.

— Ну, хочешь, крути ты.

— Я разваливаюсь на части. Я разрушаюсь.

— Наверное, ты прав. Я совершенно непригодна даже для самой простой деревенской работы.

— Самой себе противно. Просто хоть застрелись…

— Это хандра! Не придавай значения. Пройдет.

— Держи. Вытрись.

— Нужно чем-то поднять твой дух. Может вот этим?!

— Это виноградная водка. Мами, своими черными ручками, сделала.

— Не терплю алкоголь. Я от него впадаю в тоску.

— Так, прекрасно. Никакого алкоголя.

— Так… Тогда что тебе?
— Есть способ поднять мой поникший дух.

— Для этого нужна трава.

— Если бы я её покурила, всё стало бы на своё место.

— Ладно, перестань строить из себя моралиста.

— Ты здоровый деревенский мужчина и обходишься без всяких допингов.

— А вот мне порой травка помогает.

— Только её трудно достать здесь.

— Но не для меня.

— Достал?! Я тебе очень благодарна. Ты гений!

— А ты не хочешь?
— Нет.

— Ты много потерял.

— Ах! Усталости как не бывало.

— Честно. На меня так быстро действует. Хочется кричать, петь, веселиться. Пойти куда нибуть, где много света и людей.

— Не сиди ты как мумия. Ну же, пойдем! Я хочу веселиться!!!

— О! Нет. В таком виде я не могу выйти.

— Да! Нужно переодеться во что нибуть более подходящее.

— Что, если это? По-моему, ничего?!

— Нет, не то.

— Это тоже.

— А про это что скажешь?

— Да, ты прав.

— А!!! Вот то, что надо. Мг…

— Подойдет? Взгляни.

— Как на твой вкус? Ну-ка? Что скажешь?

— А знаешь, что я скажу, дорогая моя мумия.

— Я обожаю помидоры, коров, кур. И вообще, считаю деревенскую жизнь чудесной.

— Фантастика, а не жизнь!

— Я всему научусь и увидишь, как быстро!

— Как я понял, от хандры ты избавилась?

— Она улетучилась. Её нет. И до того мне всё симпатично, даже ты.

— Даже ты недурно выглядишь.

— Не думал, что простой цикорий, производит такой эффект.

— Цикорий, ты сказал?

— Ах… Так ты свернул мне сигарету из цикория?!

— Здесь внутри цикорий, да?!

— А ты думала, я принес марихуану?

— Ты подлый мошенник!!!

— Предатель!!!

— Ты чудовище!!! На!

— У меня было 2 вазы китайской династии.

Баснословной цены… Что она без пары?

— Ничто… Что с ней сделать?

— Не нужно. Слышишь?! Не делай этого!!!

— Что мне делать с одной оставшейся?
— Ты что? С ума сошел? А-а-а!

— Ну, а эту можно?
— Давай, если добросишь.
/Грохот/

— Слава богу. Прямо не нарадуюсь. Наконец-то они начинают договариваться.

— Больше здесь нечего разбить?
— Нет. Тут по-моему, всё разбили.

— Вот, если там дальше.
— Тогда пошли танцевать.

— Хочешь танцевать?
— Конечно, хочу.

— Начали то мы с этого. Это ведь твоё предложение!

— Но, ведь ты устала?
— С чего ты взял? Я сама бодрость.

— Ну, уж я то бодрей тебя.
— Нет, я. Я просто молодой кузнечик.
/Играет танго/

— Хр-р-рр…

— Уснула, да?
— Кто? Я?

— Это ты уснул.
— Я и не думала.

— Спала, а сваливает на меня.
— Это ты свалился мне на плечо.

— А вот и нет.
— А вот и да.

— Если хочешь спать, пойдем.
— Почему так рано?

— Потому что завтра воскресение. Будильник на 5, чтобы пойти на охоту.

— Так пойдем спать?
— Конечно, пойдем.

— Э-э-э…
— Это горбинцы.

— Нет. Это утки.

— Но…
— Тс-ссс.. Тихо. Идут.

— Вот они.

— О! Он в меня выстрелил!

— И в меня!
— Этот ненормальный Элия. Бежим.

— Они получили по заслугам.
— Браво. Молодец. Как я рада.

— Ты, что тоже не любишь охоту?
— Ненавижу охоту.

— Но не знала, как тебе это сказать.

— Э-э-э… Пойдем в лес. Выпускать зайцев из капканов.

— Капканы потом поставим рядом с домами тех, кто их поставил.

— Элия, Джованелла собирается рожать. У неё схватки.

— Это преждевременные роды. Ты вызвала врача или акушерку?

— Воскресенье. Все на озерах. Я одна не справлюсь.

— Мне нужна помощь. Твоя помощь.
— Я пойду.

— Элия, родилась! Это девочка.

— Сколько весит?
— 15 кг и 300 гр.

— Я думал больше.

— Назовем её Лиза. Верно?

— Верно?
— Верно!

— Лучше всё же на велосипеде.
— Тс-ссс! Сейчас ты стал моим гостем.

— Я повезу тебя по таким местам, где ты наверняка прежде не бывал.

— Остановимся там, где нам понравится.

— Да, надо бы заправиться. Бензин на исходе.

— А! Это опять она!

— На 30 тысяч лир.
— Уверены?

— Да. Да. 30 тысяч.

— Ты еще ничего не сказал про моё платье.

— А мне нужно что-то сказать?
— А положим, оно надето для тебя.

— Что тебе нравится, что не нравится. Могу я про это узнать?

— Ты же была в нем вчера.
— Нет. Вчера я была одета в другое платье.

— Сегодня на мне костюм от Валентино.
— От Валентино?… Так он не твой?

— Скажи мне, ты на самом деле такой, каким я тебя вижу, или ты прикидываешься?

— В самом деле такой, прикидываюсь.

— М-м-м! Если бы ты знал, до какого бешенства я дохожу, когда вижу твое высокомерие.

— Разве для тебя нет разницы, какой на человеке костюм?

— Нет.

— Но не может же быть, чтобы тебе было безразлично одета я или раздета!!!

— Да, безразлично.
— Ты сказал безразлично?

— Значит, сегодня вечером я буду разгуливать вот так?!

— Нравится?
— Нет.

— А! Тебе за меня

стыдно!
— Нет. Мне за тебя холодно.

— Какого черта ты меня разглядываешь?

— Ты налил на 30 тысяч?
— Э… Да… Да.

— Конечно, как же иначе. Даже стекла протер.

— Всё в порядке.

— О боже. Нет. Я больше не могу это выносить. Всё. Ухожу, закрываюсь. Всё.

— Густаво.
— О, день добрый, синьорина Сильвестри.

— Добрый день.
— Я оставил вам столик. Прошу.

— Это лучшее место. С видом на озеро.

— Господам рыбу или мясо?

— Рыбу.
— А, ну-ка, мальчик.

— У них тут очень вкусная рыба.

— Вот перечень наших вин.

— К рыбе я бы рекомендовал белое вино из Борго 1974 года.

— Нет.
— Почему?

— В 1974 году в Борго град уничтожил весь урожай винограда.

— А что за рыба у вас?
— Карп.

— Карп… К нему подойдет Мозельское белое 76 года. Из винограда, выращенного на левом берегу.

— В таком случае, я советую заказать белое Мозельское 76 года из винограда, выращенного на левом берегу.

— Почему?

— Потому что в 1974 в Борго град уничтожил весь урожай винограда.

— Сколько вам лет?
— Не помню.

— Я бы дал меньше.
— Благодарю.

— Ах. Ты их здорово озадачил. Тебе здесь нравится?

— Я бы предпочел местечко потемнее.
— Да… Потемнее.

— Мне импонирует твоя романтичность. И я люблю полумрак,… нечеткость…

— Тогда облик самого обычного, сидящего напротив, мужчины меняется.

— Он становится… необыкновенным…

— Видишь ли, я бы выбрал местечко потемнее, что бы сбросить эту собачью удавку, называемую галстуком.

— Но, что за странное стремление всё портить?!

— У меня?
— Да, у тебя.

— Но ведь ты это не специально делаешь?
— Ну, да…

— Это твоя оборонительная реакция.

— Ну, попробуй хоть раз ослабить оборону.

— А зачем ты держишь мою руку? Можешь сказать?

— Это знак моего чувства. Тебе не нравится?

— Хочешь – держи! Только отпустишь, когда нам принесут еду?

— А ты рядом со мной.

— Отлично устроились.

— Лиза!

— Извините.
— Да, конечно.

— Ну, куда же ты запропастилась так надолго? Не даешь о себе знать.

— О! Рада вас видеть. Очень рада… Интересный у тебя знакомый.

— Могу ли я присесть на минутку?
— Я бы этого не хотела…

— Разрешаешь… Хы… Для начала я бы хотела познакомиться. Меня зовут Рината.

— Знаешь, Лиза, Викторио несет какую-то чушь. Он уверяет, что ты осталась жить в деревни среди кур и свиней.

— Верно это?
— Да, всё так и есть.

— Подумать только! А не он ли взял тебя на такую работу?

— Именно он.
— Ну, тогда всё очень легко объясняется.

— Такому хозяину не трудно подыскивать себе работниц. У него столько достоинств.

— Широкие плечи! Мужское загорелое лицо! Волевой подбородок и проницательный взгляд.

— Продолжайте…
— Симпатичный мужчина.

— А скажите, нет ли на вашей ферме местечко и для меня?

— Я бы очень старалась. У меня столько скрытых достоинств.

— Вы бы могли их обнажить…

— Не строй из себя идиотку, Рината.

— Ага. Раз девушка обижается,

значит здесь что-то не так.

— Самое простое, предположить любовную интрижку. А может что нибуть серьезнее?

— Да, ты не представляешь себе, как это серьезно для меня.

— Даже так!…

— Ну, тогда ты напрасно бьешь во все колокола. Мужчины предпочитают развлекаться, не касаясь наших проблем.

— Разная там психология попросту отпугивает их. Им становится скучно.

— Впрочем, ты никогда не понимала как нужно вести себя с мужчинами.

— Можно ли принимать их ухаживания так трезво и всерьез.
— Хэ!

— В отношениях между мужчиной и женщиной всегда нечто непредсказуемое. Авантюра…

— Мне придется их поторопить. Пусть принесут хотя бы закуску.

— Вы разговаривайте дальше, как подружки.

— Дура набитая!!!

— Ну, хватит Лиза. Это уже слишком.

— Эта ведьма клеилась к моему мужчине.

— Нет. Это он ко мне клеился.

— Это он? Послушай, ты клеился к моей девушке?

— Нет. Но если ты хочешь – приклеюсь к тебе.

— Ну, давай, защищайся.

— Подожди, я сам.

— Этого крестьянина надо проучить.

— Ха-ха…
— Ха-ха-ха.

— Я так повеселился. Спасибо, что помогла. Без тебя я бы не справился с теми пятью.

— Да, ладно. Я уложила только двоих.
— Нет. Их было трое.

— Нет, двое.

— Ты забыла того, которого ты сунула головой в суп.

— И потом запустила ему тележку между ног. А потом еще… А где это мы?

— Зачем ты остановилась?

— Вот уже 2 дня я бегаю за тобой.

— Везу тебя обедать на озеро, ласкаю тебя под столом ножкой.

— И всё это для того, чтобы побыть с тобой наедине.

— Так вот. Открываю тебе большой-большой секрет.

— Мне с тобой хорошо. Ты мне нравишься.

— Хм… Это же и так ясно.

— Я задыхаюсь.

— Извини…

— Тебе понравилось?
— М-м-м… Люблю вкус ягод.

— Откуда ты узнала, что люблю клубнику? Еще бы не понравилось…

— Да кем ты себя считаешь!!! Ты просто не выносим!

— Самый противный, самый отталкивающий человек из всех тех, кого я когда либо знала!!!

— Глупое самомнение тебе вскружило голову! Ты самый надутый дурак во всей деревни!

— Я тебя ненавижу!!! Тебе нравится ходить пешком, вот и пойдешь в свою деревню пешком! Да! Пешком!!!

— Не понимаю, куда подевались ключи от машины?…
/Свистит/

— Вор!!! Отдай, сейчас же!
— Подойди и возьми.

— Ха! И возьму! Ты как думал?

— Дай! Отдай сейчас же!!!

— Ха-ха… Оп-па.

— Всё еще не нашла?
— Был бы человеком, так помог бы найти!

— Что я сумасшедший? В этой воде водятся «Hirudo medicinalis».

— А что это? Объясни нормальными словами!

— Такие черненькие пиявки. Они вонзаются в кожу и пьют кровь.

— А-аа-а! А!!! А-а-а-а-а!!!

— Ну, ты смотри. Ни один не остановился.

— А что тебя удивляет? Они видят со мной тебя. Вот, если бы я была одна, другое дело.

— Мх… Пройти, что ли вперед?
— Иди! Пройди!

— Ну, иди же.

— Элия, что ты тут делаешь? Подвезти тебя?
— Ха! Привет.

— Давай, садись.
— Спасибо.

— Ха-ха.
— Ей! Остановитесь.

— Я же еще

осталась! Подождите! Ей!

— Ха. Забавно. Просто не верится…
— Чему ты не можешь поверить?

— Никогда не проводила так весело время…

— Ну, а ты?
— Может быть. Не знаю.

— Спокойной ночи.
— Спокойной ночи…

— Элия…
— Да?

— У меня почти не остается времени, чтобы тебя завоевать.

— Сожалею.

— Ты завра улетаешь в Брюссель?
— Да. Но во второй половине дня.

— Еще только 10. У тебя в запасе 18 часов.

— Тогда что ж… Спокойной ночи.
— Спокойной ночи.

— Да, Лиза!
— Да?…

— Знаешь, у него красивое имя.
— У кого?

— У Викторио, твоего жениха. Почему ты за него не выходишь?

— Пошел к черту.

— Мне имя Викторио показалось красивым. Мне нравится…

— Бальдини подходи к Гальцу. Ты опять бросаешься издалека.

— Он самый результативный игрок. На него вся ставка.

— Пожалуй… Он заметен.
— Высший класс.

— И не только в броске, но и в перехвате.
/По громкоговорителю/
— Инженера Викторио просят к телефону.

— Извините…

— А ну-ка все на бросок.

— Ты все-таки вспоминаешь обо мне? Это приятно слышать.

— Да. Мне очень тебя не хватает. И я хочу тебя видеть.

— И я тоже.
— Забери меня и поскорее.

— Хорошо. Сейчас же выезжаю. Не волнуйся.

— Ты даже не спрашиваешь, чем я занималась эти 2 дня?!

— Нет…
— Так значит тебе все равно где я и что со мной?!

— Нет, любимая.
— Тогда приятно оставаться.

— Но, послушай…

— На секунду мне показалось, что я вижу женщину в постели.

— Что ты здесь делаешь?

— Я тут последнюю ночь, и я хочу провести её с тобой.

— В каком смысле?
— Ты прекрасно понял…

— Минутку…
— Что такое?

— Мы мало знакомы.
— Ну и что?

— Нет, это важно.

— Ты ничего обо мне не знаешь.
— Мне хватит того, что я знаю.

— Нет. Мы не знакомы. Надо познакомиться лучше.

— Поговорить…
— Говори, если хочешь.

— Знаешь что?… Я родился холодным зимним вечером. В день 4 августа в 19 часов 20 минут.

— То есть без сорока восемь. Вот в этой комнате.

— Внизу моя мать нервно прохаживалась туда сюда, куря сигару.

— Моя мама была высоким мужчиной, блондин, похожий на мою бабушку.

— А мой дед наоборот, темноволосый. Мой дед…

— Без долгих слов. Отпусти себя… Не стесняйся.
— Нет.

— Значит, я тебе не нравлюсь?!

— Я не могу заниматься любовью с женщиной, пока я в неё не влюблен.

— А сколько раз ты влюблялся?
— Никогда.

— Прощай, Элия!

— Я слушаю… Ах, я не успел договорить.

— Да, Лиза, не думай, что меня не волнует вопрос, где ты и что с тобой.

— Я как раз хотел спросить тебя об этом, но ты повесила трубку.

— Так чем ты занималась все эти 2 дня?

— Какое тебе до этого дела?! Ты немедленно должен приехать и увезти меня отсюда.

— Я и собирался выехать!

— Добрый вечер!
— Добрый вечер.

— Добрый вечер.
— Добрый вечер…

— Черт бы побрал этот вечер.
/Играет мелодия из шкатулки/
/Играет мелодия из шкатулки/
/Играет мелодия из шкатулки/
/Играет мелодия из

шкатулки/
/Играет мелодия из шкатулки/
/Играет мелодия из шкатулки/
/Играет мелодия из шкатулки/
/Играет мелодия из шкатулки/
/Играет мелодия из шкатулки/

— Мами, собери мне чемодан. Положи голубой костюм, рубашки и 2 свитера. В Брюсселе похолодание.

— Ты сам соберешь все, что ты хочешь. Так с этой минуты я больше не служу у тебя!

— Подожди… Это почему же?
— А-а-а! Ты не понял почему!

— Да потому, что у тебя каменное сердце.

— Тебе так повезло! Ты познакомился с умной, красивой женщиной, но ты прогнал её.

— Такая девушка может встретиться только раз в жизни!

— И только поэтому ты уходишь?
— Да!

— Кому же охота служить такому прокисшему, словно тесту, строптивцу! Ух!!!

— Мне нравится, когда вокруг веселье, любовь… Детишки кругом бегают. Полный дом народа.

— Старый затворник!!!

— Можешь идти!!! Я и без тебя обойдусь! Испугала!!! Все уходите!

— Мне никто не нужен.

— Без женщин намного лучше.

— Зачем вообще они нужны?! Эти… самые женщины…

— Верно ведь?

— Плохо нам вдвоем?

— А тебя никто и не спрашивает!!! Давай, вон отсюда! Убирайся!

— Женолюб!

— Да! Можно подумать, что это они покинули меня.

— Но покинул то их я.

— Самолет компании «Аиталия» вылетает в Брюссель рейсом 274. Просьба всем пройти на посадку.

— Выход 42. «Аиталия» рейс 274. Всех приглашаем на посадку.

— Позвольте! Позвольте!

— Пропустите.
/Крики болельщиков/
— Вперед Санту! Вперед Санту!

— Ну… А… А-а-а… У…

— Хорошо! Хорошо!

— Эй! Чилио!

— Разве ты не в Брюсселе? Я думал ты занят своей брюссельской капустой.

— Нет. Я занят баскетболом.
— С каких это пор?

— С этих самых.
— Ха-ха.

— Как у нас дела?
— Какие тут могут быть дела?! Вот…

— Вот это я и спрашиваю.
— Конечно, спрашиваешь.

— Чего спрашивать? Мы проигрываем 86/0. Хуже некуда.

— Что так плохо?
— Даже намного хуже.

— И как же играют в эту игру?

— Играют так. Нужно забросить мяч в ту корзину. Хэ!

— Это всё?!
/Ритмичная музыка – Clown «Step on Dynamite» («Степ – динамит»)/

— В следующее воскресенье в 11.
— Что именно?

— Мы поженимся.
— Лиза, ты знаешь его? Что ему нужно?

— Отвяжись. Идет?

— Ни за что!

— Что-то я не разобрал последнего слова.

— Последнее слова «нет».

— Почему?

— Вы же слышали, моя девушка дала вам четкий ответ.

— Отвяжись.

— Знаешь, почему я тебе отказала?

— Потому что ты не сказал мне самого важного.

— А именно?
— Что ты меня любишь.

— Ха. Понятно же и так.
— Нет. И сейчас я хочу это от тебя услышать.

— Свидетелей многовато.
— Это ничего.

— Я…
— Я не слышу.

— Люблю…
— Погромче!

— Я люблю!
— Громче!

— Люблю!
— Громче! Я не слышу!

— Лю-ю-блю-ю!!!

— Ну, а теперь каким будет твой положительный ответ?

— Да! Ха-ха…

— Почему ты смеешься?

— Просто мне вспомнилось, как ты отлично рубишь дрова.

— В сарае не осталось ни одного полена.
/Играет свадебный марш/
/3 дня спустя/

— Это всё

время так?
— Всё время…

— Уже три дня и три ночи.

— Они не выходили позавтракать, пообедать, поужинать?

— Нет.
— Нет?

— Пойдем, узнаем, надо ли им что нибуть.

— Пойдем!
— Пойдем.

— Спокойно ребята. Тише. Тише!

— Я бы вызвал ветеринара.
— Осторожно.

— Подождите. Подождите… Т-сс!
/Звук скрипящей кровати/

— Что такое?
— Ты в порядке?

— В полнейшем. Я в полном порядке.

— А Лиза? Как ты Лиза?

— Хорошо… Потрясающе хорошо…

— Ей хорошо!

— Так на чём мы остановились?

— Я что-то не помню…
— Ну, тогда начнем сначала.
/Играет романтическая песня Adriano Celentano «Innamorata Incavolata A Vita»/ (далее текст и превод)
*Si e no / Да и нет.*
*Si e no / Да и нет.*
*Perche’ perche’ perche’, non ti decidi mai / Почему, ты не решаешься никогда*
*Un po’ ci sei, poi non ci sei / То ты здесь, то тебя нет*
*A volte poi / Потом иногда*
*Non sei come vorrei / Ты не такая, как я бы хотел*
*Un’altra volta si e no / Другой раз да и нет*
*Si e no / Да и нет.*
*Percche’ perche’ perche’, non ci capiamo mai / Почему, мы никогда не понимаем друг друга*
*Un po’ ti dai / То ты податлива,*
*Poi non ti dai / Потом – нет*
*A volte sai / Иногда, знаешь*
*Mi chiedo come fai / Я спрашиваю себя, как ты так можешь!*
*Perche’ sei, una discesa / Почему ты, уклон *
*Che va in salita / Который идет вверх?*
*Perche’ sei / Почему ты*
*Innamorata, Incavolata a vita / Влюбленная и взбешенная жизнью.*
*E con te / С тобой*
*Io quando vinco perdo la partita / Я, и побеждая, проигрываю матч,*
*Perche’ sei / Почему ты*
*Tanto si sa cosa sei / Слишком понятно, что ты такое*
*Cosa sei / Что ты*
*Percche’ con me perche’ / Почему со мной, почему*
*Con me perche’ con me / Со мной, почему со мной*
*Non dormi mai / Не говори мне никогда,*
*Un po’ mi vuoi / Что ты меня любишь,*
*Ma sembra che / Но кажется, что*
*La lite tu la vuoi / Ты хочешь ссоры*

Il bisbetico domato (Италия, 1980 г.)
Комедия
Реж.: Франко Кастеллано, Джузеппе Моччиа
В ролях: Адриано Челентано, Орнелла Мути, Эдит Питерс, Пиппо Сантонастасо, Милли Карлуччи, Сандро Гиани, Николя Дель Буоно, Винченцо Де Тома, Джимми иль Феномено, Елена Мари

 

Related Videos

Джентльмены удачи
В здоровом теле здоровый дух — Александр Засс (Железный Самсон)
Операция «Ы» и другие приключения Шурика с русскими субтитрами
Иван Васильевич меняет профессию (HD)