1+1 или Неприкасаемые

1+1 или Неприкасаемые

Intouchables
(Франция, 2011 г.)
Биография
Реж.: Оливье Накаш, Эрик Толедано
В ролях: Франсуа Клюзе, Омар Си, Анн Ле Ни, Одри Флеро, Жозефин де Мо, Клотильд Молле, Альба Гайя Крагеде Беллуджи, Сирил Менди, Салимата Камате, Абса Дьяту Тур

_______________________________________________________________________________

Давай, двигай!
Ага, вот и они.
Филип, хочу малость подзаработать. Я оторвусь от них за 100 евро.

— Филип?
— Принято.
Ставки сделаны!
А Вы в форме, да?
О, черт!
Блин!
Здорово Вы от них оторвались.
Выйти из машины! Руки на капот!

— Выходите!
— Удваиваю. 200 евро, и у нас будет эскорт.
Вы снова проиграете.

— 200 евро за эскорт!
— Принято.
Давай! Покажи руки!
Покажи руки, ублюдок!

— Подождите. Я все объясню.
— Заткнись. Положи руки на капот.

— Подождите.
— Пассажир, выходите из машины! Быстрее!
Полегче!
Он не может выйти. Он не может даже дверцу открыть.

— Что ты несешь?
— Да посмотрите же вы на него!
В багажнике инвалидная коляска. Он парализован. Проверьте!
Потише. Пусти меня, пусти!

— Да.
— Что я здесь делаю?

— Что?
— Как вы думаете?
Вы думаете, я так гнал по той дороге ради забавы?
Это дорога в больницу. Я на него работаю. У него приступ!
Нельзя терять время, ему срочно нужен врач.
Он не может двигаться, он совсем беспомощный. Вот зачем я здесь.
Похоже, у нас проблема.
Посмотри на это.

— И что нам делать?
— Что тут такое? Ты поразмысли. Не спеши.
Можешь позвонить его 15-летней дочери и сказать, что ее отец умер из-за тебя.
Если ничего не делать, то через 5 минут это закончится эклампсией.
Но ты не спеши.
Давай, давай. Размышляй. Эклампсия начинается!
Ладно, поезжайте, не теряйте времени.

— Куда вы едете?
— В скорую.
Мы будем вашим эскортом, так безопаснее. Поехали, мы — эскорт!
Они ушли. Садятся по машинам.
Хорошо.
Филип, это отвратительно.
Меня чуть не вывернуло, когда Вы стали это делать. Брр…
Надо с этим завязывать, ведь у Вас чуть не отобрали права.
Ну, да, но мы же смогли: «Мы будем вашим эскортом, так безопаснее».
Эскорт за 200 евро.
Я так доволен. Давненько мы ничего такого не делали.
Что ж, давайте это отметим.
«Мы будем вашим эскортом, так безопаснее».
Спокойнее. Я тоже в этом поучаствовал.
Филип, это же эскорт, настоящий эскорт. Безопасный!
Вот они.
Мы их предупредили. Сейчас принесут носилки.

— Вы справитесь?
— Да, все нормально.

— Мужайтесь.
— Все в порядке.
И что теперь будем делать?
Я все улажу.
НЕПРИКАСАЕМЫЕ
Основано на реальных событиях
У Вас есть рекомендации?
Да. Ну, я закончил курсы КАФАД…
получил сертификат по уходу за инвалидами на дому.
Я прошел переподготовку в Ландах и подтвердил его в 2001 году.
У меня диплом об окончании школы маркетинга и диплом бакалавра по социальной и семейной экономике.
Я не люблю… Я хотел сказать… До сих пор я много учился, но почти не работал.
Какова Ваша главная мотивация?
Деньги.
Гуманизм.
В душе я гуманист.
Хорошо.
Помогать другим, я думаю. Это же хорошо, так? Я правильно ответил?
Мне очень нравится этот квартал.
Мне нравятся люди с ограниченными возможностями. С тех пор, как я был совсем

маленьким.
Способствовать независимости инвалидов, я бы сказал.
Их социальной интеграции.
Также важен спорт. Вы должны двигаться, должны…
Чтобы устроиться в жизни.
Эти люди не способны что-либо делать…
Как я сказал, это мой первый настоящий опыт работы…
Это была мадам Дюпон Морэти
Очень старая женщина, очень…
очень старая…
Я ухаживал за ней…
до самого конца, ежедневно.
Так что в доме престарелых было совсем неплохо. Там была замечательная кухня…
Также я специалист в области управления.
Хорошая оплата… Обеспечение жильем…
Ну… Не знаю…
Кто от такого откажется.
Что нам делать, Магали? Думаю, ты будешь против.

— Иван Лапрад?
— Да.
Эй, ты, свали! Я тут уже 2 часа торчу. Я Иван!
Здравствуйте.
Я принес бумаги на подпись.
Прошу Вас, присаживайтесь.
У Вас есть рекомендации?
О! Я люблю давать рекомендации.
Вот как?
Мы слушаем.
Слушайте «Cool & Gang» и «Earth Wind & Fire».
Это хорошая рекомендация, правда?
Я их не знаю. Присядьте.
Если Вы их не знаете, то Вы не разбираетесь в музыке.
Не думаю, что важно знать Колина Как-его-там, когда речь идет о музыке.

— Даже если он хорош, не могу же я…
— Нет.
«Cool & Gang»
А Вы? Вы знакомы с Шопеном, Шубертом, Берлиозом?
Это Вы меня спрашиваете, знаком ли я с Берлиозом?
Я бы удивился, если бы Вы с ним были знакомы.
И тем не менее, я по нему эксперт.
Ах, вот как?
И кого Вы там знаете?

— В каком доме?
— Что значит «в каком доме»?
О, дружок…
Берлиоз был известным композитором задолго до того, как стал названием квартала.
Писатель, критик 19-го века.
Я пошутил. Я знаю, кто такой Берлиоз. Похоже, Вы в юморе, как и в музыке…
фактически не разбираетесь.
Скажите вкратце, что у Вас за бумага.
Мне нужна подпись… Что я приходил сюда побазарить.
Несмотря на мои очевидные достоинства… или какую хрень Вы там все время пишете…
Вы все-таки во мне не заинтересованы.
Мне нужно 3 отказа, чтобы получить пособие.
Ах, да, пособие.

— У Вас что, в жизни только одна мотивация?
— Да у меня их полно, не сомневайтесь.
Как раз одна сидит прямо напротив. У меня на нее огромная мотивация…
Ну, и что будем делать?
Подписываете или нет?
Не знаю, я не смогу подписать прямо сейчас.
Да? И почему же?
Почему?
Ну да, это хреново.
Мне нужно успеть в срок, а так как я уже немного задержался…
Да, как Вы сказали, это «хреново».
А мотивация может подписать вместо Вас?
Нет, Магали не имеет права подписи.
Досадно.
Она могла бы приписать свой номер на обороте.
Вам придется прийти завтра.
В 9 утра. Ваши бумаги будут подписаны.
Мне бы не хотелось лишить Вас пособия.

— Извините, что не могу проводить Вас до двери.
— Все нормально.
Не вставайте… Я имею в виду, сидите дальше.
Я приду завтра.

— Мина?
— Да?

— Она здесь?
— Нет. Она приходит позже.
Нет-нет-нет!

Эй!
Прекрати, закрой кран, мне вода нужнее.
Закрой кран!
Ну всё, выйдите отсюда. Давайте, выходите!

— Я принимаю душ, что вы здесь делаете?
— Отстань от меня.
Выметайся! Выгони их. Ну же.
Эй, Биту, я не шучу.
Мина!
Мина. Эй, выходите!
Положи, положи!
Дай мне полотенце. Ты почему все еще здесь…
Убирайтесь, все вон отсюда!
Биту, что за дела!
Эй! Биту!
Что ты делаешь?
Садись.
Что ты будешь? Колу или Фанту?
Я хочу кока-колу.

— Ты откуда?
— Из школы.
Куда сейчас идешь?
На верховую езду.
Ну, давай, шевели копытами.
Смотри, это тебе.
Ты где был?

— На отдыхе.
— На отдыхе?
Ты думаешь, люди об этом не болтают?
Ты хочешь свести меня с ума?
Тебя не было полгода. Не появлялся, не звонил. Ничего.
И теперь ты спокойно возвращаешься, притащив этот «киндер»?
Думаешь, я смогу этим оплатить за жилье?
За покупки?
Говорят на сенегальском наречии
Говорят на сенегальском наречии
Здесь тебе что, отель что ли?
Смотри на меня, когда я с тобой разговариваю.
Имбецил.

— С тобой тоже невозможно разговаривать.
— Ах, ты хочешь поговорить?
Хорошо.
Я тебя слушаю.
Я слушаю.
Знаешь, Дрисс.
Я много за тебя молилась.
И Бог простит меня.
У меня есть и другие дети.
И я пока еще возлагаю на них надежды.
Я не собираюсь больше терпеть тебя здесь.
Ты сейчас соберёшь все свои вещи.
И уйдешь отсюда.
Ты понял?
Убирайся.
Убирайся!
… и он пошел!
Прикольно, да?
Ладно, я сваливаю.
Разве не смешно?
Да?

— Я пришел за своей бумагой.
— Да, я ждала Вас.

— Бумагами… ну, Вы в курсе.
— Входите.
Вы можете предупредить Филипа, что молодой человек пришел?
Да, конечно.

— Ну, что?
— Я еще не закончил.

— Но вот, нарвал редиса.
— Замечательно.
Идите за мной.
Имейте в виду, что у него была бессонная ночь.
Кажется, у Вас тоже.
Рабочий день у нас начинается в 7 утра
с визита медсестры.
Процедуры длятся 2-3 часа каждое утро.
Должна предупредить, большинство кандидатов не выдерживают и сдаются через неделю.
Вы скоро все сами поймете.
Ну…
Мне понравилась Ваша презентация: обстановка, музыка, все это замечательно,
но я ничего не хочу покупать… априори.
Я не могу работать круглые сутки.
Послушайте, меня попросили показать Вам дом, но мне это тоже не доставляет удовольствия.
В любом случае, мы почти закончили.
Вы можете переговариваться с ним по бэбифону.
Это что-то вроде «уоки-токи». Вы слышите его, а он Вас.
Согласно контракту, Вам предоставляется отдельная комната.
Итак, здесь у Вас туалет…
И здесь у Вас есть ванная комната.
Отдельная.
О-о…
Это здесь.
Вас уже ждут.
Одну минуту…
Итак, я подписал Вашу бумагу.
Она в конверте на столике.
А как так вышло, что Вы не можете жить без чужой помощи?
Что?
Разве для Вас не является проблемой то, что Вы живете за счет других?
Нет, меня все

устраивает, а Вас?
Думаете, Вы способны работать?
Я имею в виду соблюдать условия контракта, рабочее время,
исполнять обязанности…
Я ошибся, когда сказал, что у Вас нет чувства юмора.
Я придумал такую шутку: взять Вас на работу с испытательным сроком 1 месяц.
У Вас есть время до конца дня, чтобы подумать как следует.
Держу пари, Вы не продержитесь и двух недель.
Что?
Нельзя пропускать ни одной кости, ни одной мышцы.
Все должно хорошо двигаться.
Мы должны сделать все, чтобы сохранить суставы и кожу здоровыми.
Смотри, тебе придется делать все тщательно.
Точно так же.
Тебе ясно? Ты хорошо понял?
Эй, проснись!
Спать надо ночью.

— Я и не сплю.
— Иди и помоги мне.
Нам нужно посадить Филипа в кресло.
И сразу в душ.
Знаешь что?
Попробуй сам. Давай. Тренируйся.
Не бойся. Действуй.
Я не боюсь.

— Ну вот. Так хорошо?
— Смотри!
Никогда не отпускай его, пока он не пристегнут.
Это одна из моих проблем.
Никто мне не сказал.
Я же только учусь.
Вы что, боитесь руки замарать? Трите сильнее, ради бога.
Он не пенится! Странный шампунь. Не пенится.

— Ну, как успехи?
— Я мою ему голову…
и никак не могу намылить.
Как это?
Что же ты делаешь… Ты меня совсем не слушал?
Ты что, спутал шампунь с кремом для ног?
Погодите-ка.
Пожалуйста, скажите мне, что Вы умеете читать.
Ну, послушай, ты же способный парень.
Да они же выглядят одинаково. Почему нет одного для всего тела?
Их там штук 20.
Ладно, продолжим. Я не могу оставаться тут 2 часа.

— Так мне использовать этот?
— На нем сверху надпись «Шампунь».

— Так ты справишься? Я могу идти?
— Конечно, он справится.
Мои ноги теперь как из парикмахерской.
Идите, идите обедать, Марсель. Все хорошо.
Это чулки? А где же юбка?
Это специальные чулки. Если не носить их, кровоток остановится,
я заболею и умру.
Я не буду надевать на Вас чулки.
Тут у нас проблемка.
Я не могу этого сделать, потому что когда мы будем это делать… мне придется.. ну, я…
мы должны решить эту проблему… Марсель!
Может, Марсель вернется…
и сделает это сама.
Она ведь женщина и, к тому же, знает, как это делается. Для нее это пустяк.
Я не понимаю, зачем мы это обсуждаем. Ясно же, я не стану этого делать.
Даже для Вас. Вам было бы лучше умереть, чем…
Я говорю нет, я их не надеваю, мы остаемся здесь. Марсель! Я не хочу их надевать.
Что происходит? Вы надеваете чулки, У Вас миленькая сережка в ухе, сдается мне, это неспроста.
Не могли бы Вы не шутить так?
Похоже, у Вас большой опыт…
Нет? Вы никогда не думали…
открыть массажный салон?
Ну вот. Это сделали.
А эти перчатки зачем?
Ну.. Вам это пока еще рано.
Вы еще не готовы.
Да. Он совершенно не готов.
К чему это я еще не готов, Марсель?

— Что это?
— Мы объясним, когда придет время.
Марсель, нам надо поговорить.
Простите, но я должен

знать, в чем проблема.
И дело тут не в готовности. Я не стану этого делать.
Я не буду вычищать задницу у чужого человека.
Я даже не собираюсь этого делать для друзей.
Обычно я вообще не чищу ничьи задницы.
Это против моих принципов.
Мы можем поговорить об этом позже? После обеда, например?
Нет-нет.
Мы не станем говорить об этом позже, это бесполезно. Разговор окончен.
Мне это противно, не хочу об этом даже говорить.
Я же ничего не сказал тебе о чулках. За тобой должок.
Я пошел на компромисс, будь добра, сделай то же самое для меня.
Мы решили проблему с очисткой задницы. Думаю, мы поняли друг друга.

— Мне кажется, я поняла.
— Вот и хорошо.

— Приятного аппетита.
— Спасибо.

— Красиво, да?
— Обалдеть.
Я Вам не мешаю?
Думаете, в кино пришли?

— Я здесь ем.
— Привет!

— Ты здесь пива не видел?
— Поищи у себя за пазухой.
У нас здесь было пиво. Не ты его взял?
Не знаю. Мне по барабану.
Забирай своего волосатика и проваливай.
Ладно, пошли отсюда.

— Это новая нянька моего отца.
— Вот оно что.
У няньки есть имя, между прочим.
Черт.

— Что?
— Извините.

— Что случилось?
— Ничего.

— Вы уверены?
— Да.
Я делаю массаж.
Не может быть.
Так Вы действительно решили меня убить?
Так Вы действительно ничего здесь не чувствуете?
Что тут…

— Что ты опять творишь?
— Провожу один опыт.
Он же ничего не чувствует! Жуть какая, смотри!
Прекрати, ты его обожжешь!
Адвокату.
Адвокату.
Нет… это в личное. Я прочту его позже.
В личную папку?
Хорошо.
В корзину.
В ней что-то есть, определенно.
А мы можем завести папку для шлюх?

— Приятного аппетита.
— Спасибо.
Пожалуйста.
Извините.
Простите.
Чёрт, все время забываю.
Ах да, блин, простите.
Да, вот так хорошо.
Дрисс?
Можете подойти?
Вы меня слышите, Дрисс?
Пожалуйста, Вы могли бы подойти?
Дрисс!
Дрисс!
Что?
Уже почти 9, Филип Вас ждет.
Уже 9? Я забыл о времени, у меня ушла целая вечность на подготовку ванны.

— Ну и свинство.
— Сделай мне кофе, я уже иду.
А где твой бэбифон? Он всегда должен быть рядом с собой.
Ах, да, и я хочу Нутеллы! А не этих странных джемов, сделанных из незнамо чего.
Я туда не полезу.
И Вы тоже.
Я не собираюсь запихивать Вас назад, как какую-то лошадь.
А как насчет этой?
Эта для меня не приспособлена.

— В смысле?
— К сожалению, я должен быть прагматиком.
Прагматиком?
Вот черт!
Ничего себе..
Круто, да?

— Это точно!
— Класс.
Обалдеть!
Поехали.
Снова сосед. Он вечно здесь стоит.
Думает, что здесь его личная парковка.
Похоже, грядут перемены.
Привет, блондинка, как дела, не потревожил?
Может, чашечку кофе?

— Дай посмотреть!
— Какого..
Иди сюда.
Читай, что написано. Читай!
«Парковка запрещена».

— Громче. Не слышу!
— «Парковка запрещена»!
Отличный метод.

— Читай ниже.
— «Место занято».
Запомни,

запомни, запомни! А теперь убирайся!
Бегом!
Исчезни!
Мы открываемся в понедельник. К вечеру вторника она будет продана.
Мы можем уходить? Вы уже целый час на нее смотрите.
Давайте займемся чем-нибудь другим.
Какую безмятежность излучает это белое полотно.
И в то же время неистовую силу.
Я нахожу ее очень трогательной.
Красные брызги на белом фоне
— это трогательно?
И сколько она стоит?
Я думаю, 30 тысяч евро. Я могу проверить, если хотите.
Конечно, Вам стоит проверить. Цена явно слишком завышена.
Вы же не заплатите 30 тысяч за эту мазню!

— Это не может столько стоить.
— Напротив, вполне может.
Этот парень набрызгал крови из носа на белое полотно и просит за это 30 штук?
Как Вы думаете, Дрисс, почему люди интересуются искусством?

— Не знаю, это бизнес.
— Нет.
Потому что это единственное, что останется от нас на Земле.
Если Вы дадите мне 50 евро на красную краску, я тоже смогу оставить след на Земле.
Я даже добавлю голубой совершенно бесплатно, если хотите.
Перестаньте дурачиться и дайте мне конфету.
Нет.
Дайте мне конфету.
Как потопаешь, так и полопаешь.
Смешно, да?
Это шутка!

— А, так это шутка!
— Ну да!

— Шутка…
— Смешная, правда?
Отличная шутка.
Старая хохма.
Как потопаешь, так и полопаешь.
Дайте.

— Отличная шутка, особенно насчет Вас!
— Ладно.
Давайте!
Как потопаешь, Филип!
Зря та красотка сбежала. Жаль, что никто этого не видел.
Извините, я немного ошиблась с ценой.
Я же говорил.
Она стоит 41 тысячу 500 евро.
Я беру ее.
Серьезно.
Привет, Филип.
Как поживаешь?
Ты вызвал меня, и вот я здесь.
Я тебя слушаю.
Что такого важного ты хотел мне сообщить?
Я не вызывал тебя…

— Ты отлично знаешь, зачем я здесь.
— Нет.
Кто этот парень?
Послушай, все беспокоятся.
Ивон сказала мне, что он ленивый, жестокий.
Он побил соседа.
Филип, не мне тебе объяснять, что ты должен быть осторожен.
Ты не должен пускать кого попало в свой дом.
Особенно в твоем состоянии…
Принять такое решение…
Ты должен быть уверен в том, с кем имеешь дело.
Ну же, продолжай…
Я навел справки.
Он не закоренелый преступник, но …
он и не святоша, твой Дрисс.
Он только вышел из тюрьмы. Полгода за попытку ограбить ювелирный магазин.
Если бы он хотя бы был специалистом…
но говорят, что он полный ноль.
Будь осторожен. Знаешь, у парней с окраины нет жалости.
Вот именно.
Это именно то, чего я хочу: никакой жалости.
Он часто передает мне сотовый для разговора, и знаешь, почему? Он просто забывает.
Поэтому ты прав. Он не испытывает никакого сострадания ко мне.
Но он высокий, сильный, крепкий, у него есть руки и ноги, его голова работает, он полностью здоров.
Поэтому сейчас, учитывая «мое положение», как ты говоришь…
Мне абсолютно безразлично откуда он и что натворил.
Как пожелаешь.
Это все,

что ты хотел сказать?
Эй, Магали.

— Есть пара минут?
— Нет, только не сейчас.
Я просто хотел показать тебе кое-что, это недолго.

— И что же это?
— Не волнуйся, делать ничего не придется.

— Только одна минута.
— Договорились.

— Итак?
— Итак, я люблю принимать ванну.
А ты?

— Ну надо же, как интересно.
— Ну да.

— И что из этого?
— Отчего бы нам…
не поплескаться вдвоем.
Она большая. Места хватит.
Можно добавить соль для ванной или пену…
ОК.
В конце концов, почему бы и нет?
Вот именно. Почему бы и нет.
Ну, так давай…

— …раздевайся.
— О, а ты знойная красотка.
Мне нравится.
Я раздеваюсь. Без проблем.
Что?
Эй, ты куда пошла?
Эй, ты же согласилась!
Можно с мылом вместо соли.
Что смотришь?
Я всегда немного взволнован по утрам, когда приходит почта.
Как сказал Аполлинер…
Цитата…
«В смятенье жду я твоего письма…»
Подождите немного.
Я не успеваю, Вы слишком быстро диктуете.
Я остановилась на: «Как сказал однажды Аполлинер, двоеточие».
Цитата: «В смятенье жду я твоего письма…»
Неужели не понятно, что это его личная жизнь.

— Нет, непонятно.
— Отдай его мне.
Я выключу, если объяснишь.
Тут нечего объяснять.
Он ведет переписку.
Переписку?

— С кем?
— С женщиной, как водится.
Скажи мне, кто она?
Она особенная. Элеонор.

— Кто такая Элеонор?
— Я никогда ее не видел.
Как это может быть?
Это естественно, ведь у них эпистолярный стиль общения.
Это значит, что они пишут письма друг другу.
Общаются только по почте.
Ну хорошо, я понял.
Это те письма в голубых конвертах?
А он старый ловелас.
Столярный стиль… любовь на столе…
А ты?
В тебя тут никто не влюблен?
А как насчет Альбера, садовника?

— Конечно же, нет.
— А я заметил.
Он так на тебя поглядывает, когда мимо идет.
Прав я или нет?

— Так да или нет?
— Прекрати. Это смешно.
Так ему перепало или нет?

— О чем ты говоришь?
— Он посадил свой огурец?
Что?

— Наверное, я сплю…
— Альбер, Альбер…

— Скоро.
— Нет.
Скоро, скоро, поверь мне.
Черт.
О…
Все в порядке?
Включить музыку?
Спокойнее.
Спокойнее, Филип.
Филип. Эй, Филип.
Попытайтесь расслабиться.
Дышите медленно.
Вы меня слышите?
Спокойно, вот так.
Все будет хорошо.
Нечем дышать!
Воздуха!
На улице отлично дышится.

— Который час?
— Не знаю, где-то 4.
Я так давно не гулял по Парижу в это время.
Что с Вами было?
Побочные действия от лекарств.
Доктора это называют «фантомной болью».
Я бы сказал, что чувствую себя замороженным стейком, брошенным в раскаленную печь.
Я ничего не чувствую, но все равно страдаю.
Так невозможно жить. Надо найти что-то, что снимет боль.
Да. Вот подходящее лекарство.
Так мы все этим больны.
Я даже сильнее болен, чем Вы.
Кстати, я хотел Вас спросить. Как Вы с женщинами…
Вы вообще можете…? Как это происходит?

Мне приходится приспосабливаться.
А если конкретнее… Вы можете или нет?
Не знаю, в курсе ли Вы, но я ничего не чувствую от шеи до пяток.
Так значит, не можете.
Это несколько сложнее.
Я могу, но не всегда получается управлять процессом.
К тому же есть и другие места для получения удовольствия.
Вот как?
Вы себе этого даже не представляете.
Действительно не представляю. Какие, например?
К примеру, уши.
Неужели уши?
У всех это очень чувствительная эрогенная зона.
Ну и ну, Вы просите их лизать уши?
Я бы даже не догадался.
Филип.

— Затянитесь. Это поможет.
— Что это за дрянь?
Давайте, хуже не будет.
Затянитесь.
Давайте, глубже.
Хватит, нужно делиться.
Еще.

— Еще немного.
— Достаточно на сегодня.
Простите что возвращаюсь к этому, но мне реально интересна тема ушей.
Значит, если у Вас красные уши, то Вы на взводе?
Ну да.
Иногда я даже просыпаюсь и чувствую, что они стоят торчком.

— Оба?
— Да.
Я встретил свою жену Алис еще в университете. Нам было по 20.
Она была высокая и очень элегантная.
Радовала глаз.
Я видел красивое фото дома. Та блондинка, да?
Ну да, хороша.
У нас просто удивительная история.
Желаю Вам испытать то же самое в жизни.
Черт, я так ее любил. Как же я ее любил!
Потом она забеременела в первый раз, во второй…
У нее было пять выкидышей.
Тогда доктора поставили диагноз. Ее болезнь была неизлечима, она была обречена.
Мы решили взять приемного ребенка.
Месье.
Пожалуйста.
Пожалуйста!
Да.
Я хочу…
Я закажу пирог Татен…
…но только пропеченный как следует. Есть одна проблема: из ваших шоколадных пирожных…
что-то вытекало…
Что-то жидкое. Так странно.
Месье, такими и должны быть шоколадные пирожные, таков рецепт.

— Так это вот почему?
— Да.
Я все равно хочу пирог Татен.
Мне всегда нравились соревнования.
Экстремальный спорт, скорость…
Быстрее, выше…
Параплан давал мне все это.
Я взлетал, мог видеть всё с высоты. И дышать.
Я вырос с идеей, что нужно смотреть на всё свысока.
Я хочу попить. У меня во рту пересохло.
Это один из побочных эффектов, когда куришь травку.

— А какие еще?
— Хочется много есть…
И говорить.
А потом ужасная погода, день, когда нельзя было лететь на параплане.
Но Вы все-таки полетели.
Может, чтобы унять боль от потери Алис, потому что я знал, что она этого уже никогда не сделает.
В итоге 2 сломанных шейных позвонка.
Так я остался с высоко поднятой головой.
К счастью, боль не отняла у меня разум.
Единственное, в чем я бессилен, это сойти с этого кресла.
Или быть с ней.
А что Вам говорят врачи?
Знаете, с текущим прогрессом, я смогу дожить до 70.
С постоянным массажем и лечением.
Это стоит дорого… но я богатый инвалид.
Я бы застрелился.
Вообще-то это тоже сложно, если сидишь в инвалидном кресле.
Ну да, и правда.

Блин, это жестоко.
Какое сегодня число?
Я не знаю, 8-е или 9-е.
О, так Вы приняты официально!

— О чем Вы?
— Вы выиграли пари.
Ваш испытательный срок окончен.

— Так я теперь нанят?
— Да, Вы наняты.

— Я могу теперь рассчитывать на Вас?
— Конечно.
Отлично.
Тогда начнем с того, что Вы вернете мне яйцо Фаберже.
Это подарок Алис.
Она дарила мне их каждый год, что мы прожили вместе. У меня их 25.
Я ими очень сильно дорожу.
Я не знаю, почему Вы решили…
я ничего такого не брал.
А что, Вы его потеряли?
Мина.

— Что ты здесь делаешь?
— Давай, садись в машину.
Пристегнись.
Как ты?
Как учеба?
Ты почему не отвечаешь на мои смс?
Я был занят.
Так, с кем ты говорила по телефону?
С инспектором полиции, он хотел поговорить с мамой.
Я подделала ее голос и сказала ему, что заеду за ним.
Ты нашла мое яйцо?
Нашла или нет?
Ты достал меня со своими яйцами. Не хочу я их искать.
Что ты им сказал?
Ничего. Что я им мог сказать?
У меня было только 30 грамм, ты знаешь закон. Они бы ничего не сделали.
Подержали меня немного, но им пришлось обломаться.
Поехали, поищешь яйцо.

— Я с тобой не поеду.
— Садись.

— Отпусти!
— Заткнись. Кто тебя отвезет?
Кто тебя отвезет?

— Это не твое дело.
— Проваливай.
Вали!
Черт!
Блеск редкостных камней в разрезе этих глаз.
И в странном, неживом и баснословном мире…
«И в странном»
«неживом и баснословном»

— …»мире»
— Чушь собачья.
«Где сфинкс и серафим сливаются в эфире»
Забыла, как пишется сфинкс, на конце «з» или «с»?
«скрываются в сортире».
На конце «с».
Вам не жалко тратить время на эту дрянь?
Сфинкс, легкая походка, серафим…
Тебе понравится, если за тобой будут так ухаживать?
Кое-кто использует более простые подходы.
…»и серафим сливаются в эфире» — что дальше?
Как выглядит Элеонор?
Я не знаю, это не имеет значения.
Прежде всего это общение на интеллектуальном, эмоциональном уровне.
Для меня интеллектуальная близость, духовное общение важнее физической близости.
Духовное общение — это хорошо. А что, если она похожа на бегемота?
Тогда у Вас духовное общение с бегемотом.
Очень элегантно.
Неплохо.
Что тут добавить?
Браво.
И как давно это продолжается?
Магали, скажи ему.
Полгода.
Полгода?
И Вы ни разу ее не видели?
Она реально может быть уродиной. Или жирной.
Или инвалидом.
Вы должны добавить в эти стихи: «и сколько весишь ты, неужто — 104».
Напишите!
Большое спасибо за ценный совет, Дрисс.
Ладно, продолжим.
На чем я остановился?
Думаю, там, где сфинкс бегал в сортир в компании серафима и другой нечисти.
Сейчас посмотрю…
«…неживом и баснословном мире».
И в странном, неживом и баснословном мире…
Вы должны ей позвонить.
Где сфинкс и серафим сливаются в эфире.
Надо ей позвонить,

говорю Вам.
Ох, Дрисс. Я считаю, что о чувствах лучше писать, чем говорить. Вы не против?
Он невыносим.
Ладно, но я все же поищу ее телефон, а то эта ерунда меня раздражает.
О-о-о!
Она с севера… Это не к добру.
Положите конверт.
Никогда еще «Мисс Франции» не было с севера. Они там почти все страшные уродины.
Верните конверт немедленно.
Она написала свой номер телефона, черт возьми. Это верный знак. Она ждет Вашего звонка!
Пожалуйста, прекратите.
Она написала свой телефон, Филип. И что это означает? «Позвони мне!»
«Я хочу полизать твои уши».

— Ну конечно, Филип.
— Вы же не ей звоните?
Да Вы ее достали своими стихами! Шесть месяцев одни только стихи…

— Что он творит! Он сумасшедший.
— «Позвони мне. Я хочу тебя.»

— Я не буду с ней разговаривать.
— Нужно проверить, нет ли у нее странного акцента.
Северный акцент — отстой..
Положите трубку!
«Мой Филипок, как же я его хочу». И она его получит.
Алло.
Приятный голос, уже неплохо.
Алло..
Нет.
Нет.

— Алло…- Импровизируйте, говорите о серафимах, легкой походке и все такое…
Элеонор?
Это Филип.
Знаете, я..
Я звоню, потому что ужасно хотел услышать звук Вашего голоса.
И должен сказать, что одно Ваше короткое «алло» очень меня обрадовало.
Подождите. Я приглашу ее к телефону.
Хватит ходить вокруг да около.
Здравствуйте, Элеонор. Это Филип.
Филип?
Я как раз писал Вам письмо и…
…вдруг подумал, почему бы просто ей не позвонить.
И обязательно спросите, сколько она весит.

— Извините?
— Нет, ничего.
Я в трауре.
Я плачу.
Я боюсь. О боже, дай мне воздуха глоток…
Правильно, «Неразумная дева»!
А Вас невозможно застать в врасплох.

— Как замечательно, что Вам нравится Рембо.
— Извините. Простите.

— Я был первый в очереди.
— Элеонор.
Я так рад.
Да, я тоже.

— Какой длинный язык… хватит болтать.
— Целую.
Все целуются, лижут ушки и все такое.
Хорошо. Итак?
Есть хорошая новость и не очень.

— Начните с хорошей.
— 53 килограмма.
53 кило? Это хорошо.
Если только ее рост не полметра.
Ну, а вторая новость?
Она просит прислать фото.

— И что?
— Это все испортит.
Добрый вечер, господа. Ваши билеты, пожалуйста.

— Добрый вечер.
— Сюда, пожалуйста.

— Благодарю.
— Приятного вечера.
И Вам приятного вечера. Если будете нас искать — мы вон там.
Мы не будем двигаться. Особенно он.
Подождите… Что ищут женщины, как Вы думаете?
Я не знаю.
Красоту, шарм, элегантность…
Вот и нет. Они хотят денег и безопасности.
Хоть у него спросите.
И тут у Вас все козыри.
Возможно, я наивен, но я верю, что во мне есть что-то большее, чем счет в банке.
Она 6 месяцев читала Вашу безумную писанину. И ей это понравилось.
Она странная, не сомневайтесь.
Я уверен, ее не испугает Ваше кресло.
Вы правы.
К тому же парни с севера много пьют и бьют

своих жен.
Она поймет, что с Вами все будет по-другому.
Балабол.
Я прагматичен, разве нет?
Да, это точно.
Фото — это хорошая проверка.
Если она продолжит общение, значит, ее все устраивает.
Вы можете послать своё фото в кресле, и мы посмотрим, как она отреагирует.
Никто не заставляет Вас делать фото, на котором Вы как после марафона…
с пеной изо рта и перекошенный…
Это ни к чему.
Ладно, ладно.
У этого парня проблема.
Очень большая.
Не шипите.
Он — дерево…
Дерево, которое поет.
Да еще и на немецком!
Хватит меня затыкать!
Все равно это на немецком.
Как будто этого мало.
Вы сумасшедший.
Ох, какой запах.

— И сколько эта хрень идет?
— Четыре часа.
Во попал.
А Вы раньше неплохо выглядели.
Когда?
Вот здесь.
А еще здесь… Мне очень нравится.
Кресло видно, но не слишком заметно.
Здесь видно что что-то не так, но в то же время Вы здесь шикарно выглядите.

— Так мы это сделаем?
— Я не знаю.
Разве это я пообещал ей прислать фото?
Конечно, нет.
И все?

— А что, это так важно?
— Ну, да.
Ладно, мы отправим это дурацкое фото.
Ну, вот! О чем я и говорил. Ставки сделаны!
Есть покурить?
Эй, тебя что, стучать не научили?
Ты рисуешь?

— Да, выметайся отсюда!
— Да нет, кроме шуток. Ты что, рисуешь?
Ты же этому не учился.
Я сказал, убирайся отсюда.
Или что? Побьешь меня? Вы так общаетесь с девушками в Вашей стране?
Да ты совсем больная. Выходи, давай!

— Уйду, когда захочу. ОК?
— Давай, убирайся.

— Сама пришла, сама и уйду.
— Убирайся!
Что б тебя!
Замените это фото на другое.
Будьте любезны, отправьте сами, и держите это в тайне.
Как пожелаете.
А теперь то фото бросьте в корзину.
Я в бешенстве.
Я в бешенстве.

— Что за проблема?
— Это все Ваша дочь.

— Я тут рисовал…
— Вы тут… что?
Да, не суть. Я хотел Вам сказать, что…
Она должна научиться себя вести… Иначе она получит.

— Ну что Вы, успокойтесь немного.
— Нет, Вы меня не успокаивайте.
Разве я не заменил Вам руки-ноги?
Ну, конечно.
Так будьте добры, разберитесь с этим. Ее нужно поставить на место.
Вы же обязаны ее воспитывать, но ничего не делаете.
Дрисс, Вы на нее не наговариваете? Ивон.
Ивон…
Нуу…
По моему мнению, она очень нуждается в небольшом наказании.
В небольшом?
Ей 16, а как она одевается и красится?
И шляется по всему дому с этим парнем.
Хотя что это я волнуюсь о ее воспитании. Это не мое дело.
Меня волнует только то, что она презирает всех вокруг.
Как она разговаривает с Вами. Со всеми!
Кто мы для нее? Собаки?
Извините, но я собираюсь поставить ее на место.
Ладно, я все понял. Это мое дело. Я с ней поговорю.
Поговорите с ней пожёстче. И не тяните.
Иначе я за себя не ручаюсь.
Он рисует? Что он рисует?
Я не знаю.
Просыпайтесь, Филип.
А он Вам идет.
Ну да.
Ты должна уважать людей, работающих у меня. Твое поведение

неприемлемо, тебе ясно?
Я думаю, ей ничего не ясно.
И я не хочу больше видеть здесь этого парня.

— Я поняла! Оставь меня в покое.
— Даже не рассчитывай.
Я что, должен всегда следить за тобой, чтобы ты меня слушалась?
Вот так. Теперь порядок.

— Ты это сам?
— Да.
Замечательно.
Не скажу, что повесила бы ее у себя…
Но… но…
Как считаете, за сколько ее можно продать?
Посмотрим.
Посмотрим — дорого или посмотрим — дешево?
Нуу…

— Как ты посмел?
— Что?

— Я хотел без языка.
— Совсем спятил.
Вы не можете ехать быстрее? Мне трудно так медленно бегать.

— Это максимум.
— Максимум? Он меня не устраивает.
Я могу увеличить до 12 км в час.
12 км в час — нормально?
Это все, что он может? А быстрее нельзя?

— Это максимум.
— Пусть делает.
О дааа…
Нет, нет, нет.
Не опускайся ниже ушей.
Вот так.

— До свидания.
— До свидания.
Привет, Ивон.
Нет, он меня не слышит, он далеко.
Ивон, не волнуйся.
ОК.
Мы вернемся к 8:30.
ОК, успокойся. До свиданья, Ивон.

— Что случилось? Она нервничает?
— Да.
Снова сюрприз к твоему дню рождения.
Через полчаса.
Она всегда нервничает, каждый год.
Она приглашает всю мою семью, каждый год один и тот же спектакль.
На самом деле они приходят узнать, жив ли я еще.
Просто проверяют.
А я притворяюсь удивленным.
Все очень стараются.
Но все равно всем очень скучно.
Извините.
Простите.
Извините.
Извините.
Простите.
Вы не хотите пересесть? Это было мое место.
Нет, не хочу.
Уверен, что Вы пересядете.
Давайте! Просто подвиньтесь влево.
Вот так.
Вы очень любезны.
Ты так изменился в этом костюме.
Отлично смотрится.
Ты похож на Барака Обаму.
Правда?
Я ей нравлюсь.
Барак Обама. Вот это круто.
Это как если бы кто-то назвал Вас… ну, например…
Раффареном.
Или Жоржем Марше.
Что ты здесь делаешь? Ты же пропустишь концерт.
Оставь меня в покое.

— У тебя что, менструация что ли?
— Заткнись.
Что случилось?
Элиза.
Элиза.

— Оставь меня в покое, иди к черту.
— Что на тебя нашло?
Что ты сделала?

— Где ты это нашла?
— В сумочке Ивон.
Имодиум?
И что ты думала им сделать?
Убить себя?

— Ты просто забудешь про туалет на 3 месяца.
— Уйди отсюда!
Подожди… ты что, приняла еще ибупрофен?
Теперь ты точно умрешь! Это очень серьезно!
Что же нам делать? Вызвать скорую?
Что это на тебя нашло?
Это все Бастьян.

— Что — Бастьян?
— Он меня бросил.
Ему наплевать на меня. Он назвал меня шлюхой.
Да, это нехорошо.
Всем будет наплевать, если я умру.
Не выдумывай! Одевайся и спускайся вниз.
Ты можешь сходить к нему?
Поговори с ним.

— С кем?
— С Бастьяном. Если хочешь, я тебе заплачу.
Что значит ты мне заплатишь? Совсем с ума сошла?
Думаешь, мне есть дело до подростковых отношений?

— Пожалуйста.
— Поговорить с Бастьяном?
Она мне заплатит…
Да о чем ты вообще говоришь?
Ну, Дрисс,

пожалуйста!
А сколько?
Дурак.
Да, в ней определенно есть стиль. Она меня поразила, но…
11 тысяч евро за неизвестного автора — это слишком дорого.
Ммм…
С другой стороны, если я не куплю ее, стоимость за год вырастет в три раза…
И ты скажешь мне: «Я же тебе говорил».
Я прав?
Вот так.

— Ты говорил, что у него была выставка в Лондоне?
— И три в Берлине.
И в Берлине?
Что ж…
Я даже не знаю…
11 тысяч евро…
Ну расскажи мне о ней что-нибудь интересное. У нее кто-то есть, так?
Да. Фред.
Что за Фред?
Они вместе примерно 2 года.
Они то встречаются, то расстаются… У них напряженные отношения.
Прямо сейчас… У них не все хорошо.

— Может, это из-за меня?
— Ага.

— Она говорила с тобой обо мне?
— Нет.
Ну, конечно говорила.
Немножко.
Да! Я знал это! Я ей определенно нравлюсь.
Ты что, дурачишь меня?

— Нет.
— Можешь смеяться, мне все равно.
Однажды я затащу Магали в свою постель.
Желаю удачи, дерзай.
Поосторожнее с закусками, они вредны при гастрите…
Я не врач, но знаю, что имодиум принимают, когда что-то не в порядке.
Простите. Пожалуйста…
Могу я попросить об услуге?
Еще одна маленькая просьба.
Нет, Филип! Нам и так хорошо.
Напротив.
Вивальди, «Времена года».
Вот увидите, Вам понравится.
Ну как, Дрисс? Только не говорите, что она на Вас не действует.
Нет, совсем нет.
Абсолютно ничего.
Музыка нужна, чтобы под нее танцевать.
Давайте попробуем что-нибудь другое.
Ну конечно, я ее знаю.
Это из рекламы!
Про кофе, да?
Скорее едем, господа!
Нас в замке ждет виконт.
Возьмем с собою менестрелей.
Вперед.
Да, я храбрый рыцарь!
О, так это о людях…
Тех, что ходят без одежды…
Эти люди… они бегают голышом по полям.
И хихикают…
Ладно, ладно…
Бах был шалун.
Тот еще ходок.
Барри Уайт той эпохи.
О, а эту я знаю.
Ну, конечно, все ее знают.
Ну, конечно.
Здравствуйте, Вы дозвонились до агентства по найму.
«Все наши линии в данный момент заняты».
«Примерное время ожидания: 2 года.»
А это из «Том и Джерри», я их обожаю.
Том и Джерри…
Ну и придурок.
На помощь!
На помощь, это же шедевр!
Ладно, теперь моя очередь. Мы послушали Вашу классику, теперь слушаем мою.
Earth Wind & Fire. Помните, я говорил о них? Слушайте!
Вот. Это звучит по-другому?
Точно подметили, по-другому.
Ну как? Давайте танцевать.
Дрисс.

— Дрисс.
— Я Вас не слышу.
Давай, народ, танцуем, сегодня день рождения.
Давайте же. Для Филипа.
Вот так.
Ну, пора…
Среди всей этой суматохи я не подарил Вам свой подарок,
Он прибыл сегодня утром.
Я боялся испортить праздник, если бы она вдруг оказалась уродливой.
Никогда не знаешь. Но по крайней мере она ответила.
Ну… Доброй ночи!
Ладно, я открою…
Ну и?

— Это не бегемот. Правда?
— Да?
Вот черт…
Это же уникальная северянка, у нее все зубы на месте.
И тут

записка.
Я еду в Париж на следующей неделе. Жду Вашего звонка. Три маленьких точки.
Знаете, что значат три маленьких точки?
Так что это значит?

— Это хорошо?
— Конечно, хорошо, она хочет Вас захомутать.
Одна точка, две точки, три точки, Я Вас захомутаю, и все тут.
Меня захомутают…
Приятное чувство, да?

— Я слишком взволнован, чтобы спать.
— Ну, Вам придется.
Я оставлю фото вот здесь.
Она смотрит, как Вы спите.
Вот так.
Спокойной ночи, Филип.
Сладких снов.
Осталось еще померить кепку.

— Неплохо.
— Нет, нет, нет, она сюда не подходит.
В кепке он как трубочист.

— Никакой классики.
— А я о чем говорю?

— Так ему идет или не идет?
— И все равно получилась классика.
Забудем про кепки, шляпы. Вообще ничего не нужно.
Классическую или стиль мачо?
В этом что-то есть.
Вот это круто.

— А что насчет этой?
— (шепчет) Дурак.

— Ну что, прокатимся?
— Не мешай.
Ивон отвезет меня. Я пойду туда один.

— Серьезно?
— (шепчет) Пойдет, пойдет, пойдет.
Да, я справлюсь.
Ну ладно.
Кажется, я немного нервничаю.
Не волнуйтесь, Вы выглядите прекрасно.
4ac — b в квадрате.

— b в квадрате?
— Да.
У меня вышло 20, откуда там b в квадрате…
Иди сюда.
А ты, волосатик, погуляй.

— Итак, Бастьян… Знаешь меня?
— Да.

— Да-да?
— Что случилось?
Я слышал, что ты сказал Элизе. Это некрасиво.

— Но я ничего не говорил…
— Заткнись.
А теперь ты поступишь как мужчина и извинишься.

— Простите, пожалуйста.
— Убери руки.

— Не передо мной, а перед ней.
— А, перед ней, конечно.
И будешь приносить ей круассаны каждое утро.

— Простые или с джемом?
— Что?

— Простые или с джемом?
— Не знаю. Мне все равно.
Делай что хочешь, но веди себя достойно.

— И будь вежливым.
— Хорошо, буду.
А теперь бегом! Марш отсюда!
И причешись. Хоть заколкой заколи.
Который час?
16:45.
Может, снять кепку?
Да. Так лучше.
А теперь который час?
46-47 минут. Время идет не так быстро.
Я хотел бы выпить виски.
Да.
Месье.
Еще один.
Не думаю, что стоит пить перед свиданием.
Двойной.
Мсье, пожалуйста, двойной виски.

— Алло.
— Алло, Дрисс.
Что Вы сейчас делаете? Я Вас побеспокоил?
Вовсе нет. А что случилось?
Не хотите прогуляться?
Не задавая вопросов?
Да. Без вопросов.

— Хотите уехать?
— Да.
Куда мы поедем?
Немного проветриться.
Немного проветриться?
Приму душ и приеду.
Мы уходим. Захватите кепку.

— Но еще даже шести нет.
— Мы уходим.

— Добрый вечер.
— Добрый вечер.
Налейте ему тоже шампанского. Это поможет ему расслабиться.

— Да я абсолютно спокоен.
— Серьезно?
— да.
А почему здесь только мы?
Остальные люди, что, не пришли? Только мы и все.
И все таки мне неспокойно.
Почему?
Не знаю.
Вас везунчиком не назовешь.
Несчастный случай…
Инвалидное кресло… Ваша жена.
Куда уж хуже.

— Мадемуазель!
— Да?
Вы могли бы дать ему пакет, пожалуйста.
Спасибо.

Спасибо.
А это что такое?
Что это?
Это Ваша цена в мире искусства. За Вашу работу я получил 11 тысяч евро.

— Вам следует продолжать, у Вас определенно талант.
— Ну да.

— Это отличный бизнес, я так и думал.
Я чувствовал. На уровне подсознания.
Как чувствую танцы и музыку и все такое… У меня это все смешалось…
А потом наступило прозрение! Как будто я проснулся и увидел свет.
Ладно, только не слишком гордитесь.
Это же 11 тысяч евро! Вы можете в это поверить?
А это что?
Ерунда. Под самолетом была воздушная яма, мы ее проскочили.
Филип, если у нас проблемы, Вы должны мне сказать.
Я счастлив, что был знаком с Вами.
Нет, Филип, мне не нравятся такие шутки. Серьезно.
Я понимаю, Вы привыкли к несчастьям, но со мной такого еще не случалось.
Нужно быть полным психом, чтобы решиться на это.
Совсем не обязательно.
Я Вам все-таки скажу, Филип, что…

— Вы очень, очень серьезно больны.
— Правда? А я и не знал.

— А теперь подготовьте Дрисса.
— Конечно.
Ну уж нет, даже не мечтайте. Я не буду этого делать.
Я подожду Вас здесь.
Я пофотографирую… «Подготовьте Дрисса…»
И чем же Вы собрались фотографировать?
Смейтесь сколько хотите. Я не стану этого делать.
Я больше не хочу. Стой.
Сними это. Стой, стой.
Я ведь не обязан этого делать, правильно?
Подожди, что происходит?
Что-то со мной?
Ох, черт!
Черт!
Что меня поднимает?
Что происходит, блин?
Что происходит, блин?
Эй, Дрисс!
Просто немного расслабьтесь.
Я расслабился, мы уже можем спускаться?
Я уже все увидел, все хорошо. С меня хватит.
Какого черта!
Что происходит?

— Вперед, Дрисс!
— Я умею летать!
Расскажи кому — не поверят.
И откуда берутся такие инвалиды?
Откуда… Не знаю.
Еще бы сейчас ушки полизать.
Какой пошляк.
Ох, Дрисс.
Дрисс, у Вас гость, он в салоне.
Что ты здесь делаешь?
Почему ты скрывал такое?

— Это ты сначала ответь.
— Как ты меня нашел?
Агентство по найму прислало это. Здесь есть адрес.

— И что на этот раз?
— Ничего. Проехали.

— Что ты натворил?
— Упал со скутера.

— Упал со скутера?
— Да.
Упал со скутера. Идем.
Сюда.
Вот блин!
Это твоя комната.

— Теперь говори, что случилось.
— Дело уже прошлое.

— Рассказывай, говорю.
— Я же сказал, это не твоя проблема.
Что значит не моя проблема? Ты хочешь тут спрятаться, и это не моя проблема?
Их было четверо и они меня отколошматили. Но не парься, они за это ответят.
Никто за это не ответит, ты ничего не будешь делать! Мать в курсе?
Нет.

— Да ладно, она не заметила.
— Как это не заметила?
Ты заноза в заднице. Ага.
Сиди здесь и ничего не трогай, понял.

— Могу я прилечь?
— Предупреждаю, ничего не трогай! Вообще ничего!
Да брось, я все понял.
Баран…
Не волнуйся, он со мной, я же тебе сказал.
Мина, перестань плакать.
Он не ранен, это просто синяк.
Он в порядке.
Успокойся,

Мина. Никто никого не убьет.
Это просто угрозы, пустые слова.
Я сейчас не могу им заняться. У меня работа.
Нет, ничего не говори.
Можешь плакать в своей комнате, но ничего ей не говори.
Наверное, пора спать.
Я бы хотел еще немного задержаться.
Присядьте.
Присядьте здесь.
Что Вы думаете о той женщине?

— Не знаю. Она здорово выглядит.
— А что еще?
Мы можем подняться наверх?… Мне нужно кое с чем разобраться…
Я представляю, как она встает…
и поворачивается…
и я наконец-то вижу ее лицо.
Этот парень похож на Вас.

— Адама, так?
— Да, правильно.
Я сразу его узнал.
Думаю, что если бы встретил его на улице,
сразу бы догадался, что он Ваш брат.
Забавно.
Почему?
Забавно, потому что он не мой брат.
Вот как?
Это сложно.
Так он Вам брат или не брат?
Ладно. Я понял.
Пойдем.
Мои родители…
они на самом деле мне не родители.
Это мои дядя и тетя.
Они приехали за мной в Сенегал, когда мне было 8.
Они не могли иметь детей, поэтому приехали к брату, у которого их было полно.
Они забрали старшего.
Меня.
Тогда меня звали Бакари.
Это мое настоящее имя.
Но по соседству было несколько Бакари, поэтому меня стали звать Идрисс..
как-то это стало просто Дрисс.
Что потом?
А потом, вдруг ни с того, ни с сего моя мама… В смысле, моя тетя…
Она дважды забеременела.
Потом мой дядя умер.
А потом появились другие ухажеры, другие дети.
Я же говорил, все сложно.
По поводу Адама. Вы не думаете, что он нуждается в небольшом наказании?
Он же пришел к Вам, так ведь?
Дрисс.
Я думаю, на этом мы остановимся.
В любом случае, Вы же не собирались таскаться с инвалидом всю свою жизнь.
И так как Вы хорошо поработали, Вам снова придется стать безработным.
Ладно, собирайтесь.
Пора.
Пошли.
Да.
Вассари Бакари. Бакари Вассари.
Это красиво.
Очень поэтично.
Прекрасная аллитерация.

— Вы знаете, что такое аллитерация?
— Нет.

— Доброе утро.
— Доброе утро, Бастьян. Спасибо. До завтра.
О, завтра же у нас бранч. Не мог бы ты принести побольше…
Конечно.

— До свидания, Ивон.
— Ты ведь не забыл про пирожные шу для меня?
Нет-нет-нет.

— Хорошо, спасибо.
— Передайте привет Элизе.
До завтра.
Здравствуй, друг мой. Все сделал?
Значит, это правда.

— Ты уезжаешь.
— Да.
Но не волнуйся, у меня есть твой номер. Мы останемся на связи.

— Знаю, тебе будет тяжело. Но будь сильной.
— Как жаль.
Тем более, что я собралась переехать в твою комнату. В моей проблемы с водой.
Я бы мог и остаться, в конце концов.
Мы бы вместе согревали кроватку.
Она бы была маловата для троих. Я не одна.
Вот и она.

— Знакомься — Фредерик.
— Здравствуй.

— Привет.
Тогда ладно…

— Что?
— Я понял, это…
Вот почему ты…
Да.
Ну что ж.
Тогда я не буду тебя целовать.
Знаешь, я совсем не против секса втроем.
Да, я… Я поучаствую.
Сейчас я должен уехать,

но потом я могу вернуться, например, сегодня вечером, если хочешь.

— Мне там нужно кое-что сделать, но я вернусь.
— Я пошутила.
Ладненько…
Увидимся, парнишки.
Мишель Салоди.
Носи его всегда с собой! Даже в ванну.
Злишься на Магали?
Нет. Все хорошо.
Я удивился, ведь… никогда бы не подумал, что со мной такое случится.
Поцелуемся?
Да. Конечно.
Ивон.
Ты замечательная.
До скорого.
Ивон.
Подожди.
Боюсь, нам это больше не понадобится.
Ну, пока.
Не делай так.
Пошли.
Подожди.
Какой у тебя банк?
Хорошо.
Простите.
Вы не могли бы отогнать машину? Здесь запрещена парковка.
Вон знак.

— Да, конечно.
— Спасибо.
Я тебе перезвоню.
Тебе не пофиг? Мы же даже не на машине.
Это дело принципа.
Иди вперед.
Подожди меня там.
Что ты там копаешься?
Уже иду.
Если захотите, я отменю свидание.
Не нужно. Зачем же?
Идите, не волнуйтесь. Все будет хорошо.
Ну, вот, Ивон. Я готов.
Хорошо. Я иду.
Ну ладно, все готово.
Вам осталось только обслужить.
При малейшем затруднении Вы мне звоните.
Звоните мне!
Итак, если Вы готовы, давайте приступим к приему пищи.
Перестаньте пороть чушь. Я себя чувствую слабоумным.

— Хорошо.
— У Вас есть сигарета?
Нет. Я не курю. Больше не курю.
Если честно, совсем недавно бросил…
и Вам советую.
Тем более, что это не является частью лечения…
это вредно для легких, для дыхания.
Вы не поели.
Что за чёрт!
Ну же. Поосторожнее.
Простите.

— Доброе утро, месье.
— Что это?
Это тот, кого Вы вызвали…
чтобы сделать массаж головы. Это месье Жаке.
Доброе утро, месье.
Выйдите!
Оставьте меня.
Уходите!

— Я что-то сделал не так?
— Нет, нет, это потому что…
Он сегодня встал не с той ноги.
«не с той ноги…» Идиот.
Дурак.
Дрисс Вассари?

— Да.
— Вас ждут.
Я вижу, Вы получили права всего месяц назад.
Да, но я вожу уже давно.
Я имею в виду, на закрытых дорогах, где нет движения,
в парках, на паркингах.
Я хороший водитель.
Я читала Ваше досье.
Оценивая себя, Вы написали всего одно слово : прагматик.
Да.
Действительно, это важно.
Но есть еще один важный аспект, что Вы забыли упомянуть.
Разве?
У Вас было время прочитать наш слоган.
Но это же целых 12 слогов.
Простите, что?
У-Вас-бы-ло-вре-мя- про-чи-тать-наш-сло-ган.

— 12 слогов.
— Я не это имела в виду.
«Вовремя и к месту».
Вот зачем Вы повесили часы Дали.
У Вас артистическая натура.
Да, возможно…

— Вам нравится живопись?
— Конечно.

— Я люблю Гойя.
— Неплохо, хотя…
…она не особенно хорошо спела с Панди-Панда.
Да.
Я иду.
Сейчас буду.
Вы в порядке?
Оставьте меня.
Может, воды? Или компресс?
Уходите.

— Конечно, но я бы мог…
— Выйдите!
Ну все.

— Спасибо, дружище.
— Не за что.

— Хороших выходных.
— Тебе тоже.

— Что случилось?
— Ему нехорошо.

— Где он?
— Он был в саду.
Хорошо.
Ну так что…
Что с

Вами?
Это что такое?
Серпико?
Жан Жорес? Под нищего загримировались?
Виктор Гюго.
Вам нужно побриться. Навести лоск.
Я уже иду.
Буду через минуту.
И что теперь будем делать?
Я все улажу.
Хорошо, правда?
Короткий точный удар решил бы все проблемы.
Как Вы невыносимы, это так приятно.
Сделал все, что смог. Откройте глаза.
О, ужас.
Это ужасно.

— Это просто кошмар.
— Нет! Это красиво.
Нет-нет-нет.
Смотрите…
кожаный пиджак без рукавов, браслет с клепками.
Кепочка, как у Village People.
О, эврика! Жозе Бове!
Вы так на него похожи.
Видок тот еще. Православный священник или кто-то в этом роде.

— Поп.
— Точно, поп.
Ну же.
Он больной.
Ну и что Вы теперь делаете?

— У меня плохое предчувствие.
— Нет, увидите, это шикарно.
Я выгляжу как мой дед.
Правда?
О Филип, эти усы — что они со мной делают. Ах, я возбуждаюсь.

— Ладно, хватит, я сбрею остатки.
— Спасибо.
Очень хорошо.
Нет, нет. Так не надо, нет.
Нет-нет-нет.
Нет.
Найн!

— Так Вы должны говорить.
— А я не согласен.
Филип, разозлитесь, сделайте злое лицо!
Это не трудно, я же теперь Ваша игрушка.
Вы в курсе, что Вы сумасшедший? Вас нужно поместить в психушку.
Вам не захотелось захватить какую-нибудь страну?
Ну, Вы уже повеселились…
Просто сбрейте остальное.
Думаете, это смешно?
Да, я думаю о нацистах-паралитиках.
Как они умудрялись приветствовать фюрера?
Ладно, повеселились и хватит.

— Здравствуйте, месье.
— Здравствуйте.
Вассари. Я заказал столик на час.

— Да, Вассари. Восьмой столик.
— Пожалуйста, следуйте за мной.

— Вот сюда.
— Спасибо.
Спасибо.
Ну вот, Филип.
Я не останусь на обед.

— Почему?
— Вы не будете один.
Прямо сейчас у Вас будет свидание.
Свидание?
как это?
Не волнуйтесь. Все будет хорошо.
Но…
Только на этот раз сбежать не получится.
Кстати…
Это заняло кучу времени, но я его нашел.
Поцелуйте ее от меня.
Дрисс.
Дрисс.
Что он выдумал?
Здравствуйте, Филип.
Филип Поззо Ди Борго сейчас живет в Марокко. Он снова женился, у него 2 дочери.
У Абделя Селлу теперь собственное предприятие. Он женат, он отец троих детей.
Филип и Абдель и по сей день близкие друзья.

Related Videos

Мартынко | Советские мультфильмы для детей
Иван Васильевич меняет профессию (HD)
Берегись автомобиля
Тайное и Явное Цели и деяния сионистов.(1973г. СССР)